Работаем круглосуточно
vk YouTube Одноклассники Tiktok Telegram pinterest linkedin zen

Ольга Малютина

Перевод и редактура текста статьи

Поделиться:
49 минут на прочтение
1007
vk

Возможности хлореллы как пищевой добавки для укрепления здоровья человека

Аннотация: Хлорелла - зеленая одноклеточная водоросль, которая доступна во многих уголках мира в качестве пищевой добавки. Продукты с хлореллой содержат множество питательный элементов и витаминов, в том числе витамины D и В12, которых нет в других продуктах растительного происхождения. Хлорелла содержит больше фолиевой кислоты и железа, чем другие растительные продукты. На млекопитающих, в том числе и на человека, дополнительный прием хлореллы оказывает положительное влияние. Ей присущи иммуномодулирующие, антиоксидантные, антидиабетические, антигипертензивные и антигиперлипидемические свойства. Метаанализ действия добавок хлореллы на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний предполагает, что они нормализуют уровень общего холестерина, снижают уровень липопротеинов низкой плотности, артериальное давление (систолическое и диастолическое), а также уровень глюкозы в крови натощак. Однако добавки никак не влияют на триглицериды и липопротеины высокой плотности. Эти полезные свойства хлореллы могут быть связаны с синергетическим действием ряда нутриентов и антиоксидантных соединений. Однако информации, касающейся биоактивных компонентов хлореллы пока недостаточно.

Ключевые слова: антиоксиданты; хлорелла; пищевые волокна; пищевые добавки; фолиевая кислота; лютеин; витамин В12; витамина D2

Введение

Микроводоросли обычно присутствуют в водных экосистемах, как в соленой, так и в пресной воде. Они представляют собой фотосинтезирующие эукариотические организмы, содержащие хлоропласты и ядра, подобные растениям. Микроводоросли более эффективно производят биомассу, чем наземные растения, что связано с более интенсивным использованием солнечного света и CO2. Это приводит к очень высокому темпу роста [1]. По этой причине микроводоросли используются в качестве продукта питания, а также в фармакологических и косметических целях. Их пигменты, питательные вещества, биоактивные соединения и биомасса применяются по всему миру. Недавно в пресных и морских водорослях, в том числе в цианобактериях, были обнаружены несколько биоактивных соединений и нутриентов. Эти вещества, по мнению ученых, могут положительно влиять на здоровье человека [1,2]. Однако информации о биоактивных соединениях пресноводных видов хлореллы пока довольно мало.

Виды хлореллы можно культивировать массово, а их пищевые добавки коммерчески доступны по всему миру. Однако коммерческая культивация их биомассы началась лишь несколько лет назад. Chlorella vulgaris была обнаружена в 1890 году доктором Мартином Виллемом Бейеринком, знаменитым микробиологом и ботаником [3]. Другой вид хлореллы, отличающийся наличием пиреноидов в хлоропластах, был идентифицирован в 1903 году и соответственно назван C. pyrenoidosa [4]. С тех пор было охарактеризовано более 20 различных видов хлореллы и описано более 100 штаммов [5]. В настоящее время хлорелла включает в себя три разновидности: C. vulgaris, C. Lobophora и C. sorokiniana [6].

  1. sorokiniana - подвид, который были впервые выделен в 1953 Сорокиным и изначально считался термоустойчивым мутантом C. pyrenoidosa [7,8]. C. pyrenoidosa, объект многих научных исследований, сейчас называется C. sorokiniana.

Первые исследования пищевой ценности хлореллы для здоровья человека появились в начале 1950-х годов, когда на фоне мирового пищевого кризиса началось использование хлореллы как продукта питания. Изначально хлореллу стали применять в Азии, преимущественно в Японии, позднее популярность пищевых добавок распространилась и в другие страны. В коммерческом производстве хлорелла используется в качестве продукта питания и как источник отдельных ее компонентов. Технологии масштабной культивации позволяют получать C. vulgaris и C. pyrenoidosa в количестве, достаточном для производства пищевых добавок [11]. Исследования показали, что клетки хлореллы содержат ряд питательных веществ и биоактивных соединений, которые улучшают состояние здоровья и предотвращают развитие некоторых заболеваний [10,12]. Это позволяет предположить, что натуральные компоненты, полученные из хлореллы, могут быть использованы в производстве синтетических соединений и препаратов. Содержание натуральных компонентов в хлорелле может значительно отличаться в зависимости от вида и условий обитания [13,14].

Здесь мы представили информацию о питательности хлореллы и содержании биоактивных соединений, полезных для здоровья человека. Однако в настоящее время информации, касающейся биоактивных соединений водоросли, немного. При этом их фармакологическое действие может быть связано с синергетическим эффектом различных нутриентов и антиоксидантных соединений.

  1. Питательные вещества в коммерческих продуктах хлореллы
  • Макроэлементы

Содержание макроэлементов в 13 коммерчески доступных продуктах хлореллы на основе информации представленной на упаковке, изложено в Таблице 1. Человек не может усвоить клетки хлореллы в естественном состоянии, потому что их стенки состоят из целлюлозы. По этой причине при производстве пищевых добавок стенки клеток водоросли механически повреждают. Исследование на животных показало, что усвоению подлежит более 80% белков хлореллы [15].

Таблица 1. Питательность 13 коммерчески доступных продуктов хлореллы.

Микроэлементы (на 100 г сухого веса)

A

B

C

D

E

F

G

H

I

J

K

L

M

Белки (г)

50-65

61

63

65

57

50

56-72

50-67

50-70

62

60

58

57

Жиры (г)

7-14

10

13

12

11

7-20

5-15

8-15

11

10

10

12

Углеводы (г)

15

11

5-23

8-42

8-20

20

18

Сахар (г)

5-21

7

5

0-1

0-5

2-23

1-10

11

Пищевые волокна (г)

7-14

11

10

11

11

5-18

7-18

8-16

10

*1

*1

*1

*2

*1

*2

*1

Примечание

*2

*4

*2

*2

*2 77-82%

75-85%

*2 83%

82%

*4

*3

78%

*3

*3

*3

*3

*4

*1 Стенки клеток разрушены; *2 Усвояемость белков; *3 Содержит экстракт хлореллы; *4 C. pyrenoidosa.

Эти продукты с хлореллой содержат большое количество белка (около 59% от сухого веса), что совпадает с аналитическими данными по содержанию белка в C. pyrenoidosa (57%) [16] и

  1. vulgaris (51–58%) [17]. Протеина в водоросли больше, чес в соевых бобах (приблизительно 33% сухого веса). Содержание аминокислот в продуктах хлореллы С и М представлено в Таблице 2. Эти профили доказывают, что все незаменимые для человека аминокислоты (изолейцин, лейцин, лизин, метионин, фенилаланин, треонин, триптофан, валин и гистидин) присутствуют в продуктах в значительном количестве. Согласно индексу незаменимых аминокислот (ИНАК), используемому для оценки качества белка для питания человека, качество C. pyrenoidosa (ИНАК, 1,35) [18] и коммерчески доступного продукта хлореллы (ИНАК, 0,92) [19] выше, чем соевого белка (ИНАК, 0,66) [18]. Эти результаты указывают на то, что белок в составе добавок хлореллы очень высокого качества. Что интересно, продукты с хлореллой содержат значительное количество аргинина (приблизительно 3 200 мг/100 г сухого веса), который служит в качестве субстрата для производства NO, мощной внутриклеточной сигнальной молекулы, которая влияет на работу всех систем млекопитающих [20]. Аргинин также является эффективным модулятором иммунных функций [21].

Таблица 2. Содержание аминокислот в коммерчески доступных продуктам хлореллы С и М.

Аминокислоты (мг/100 г сухого веса)

C

M

Незаменимые

Изолейцин

1820

2030

Лейцин

4180

4480

Лизин

4659

3140

Метионин

1009

1240

Фенилаланин

2230

2580

Треонин

2209

2490

Триптофан

1030

1090

Валин

2780

3090

Гистидин

1141

1040

Заменимые

Тирозин

1720

1940

Цистин

659

650

Аспарагиновая кислота

4469

4710

Серин

1930

2120

Глютаминовая кислота

6209

6030

Пролин

2320

2560

Глицин

2859

2990

Аланин

4009

4170

Аргинин

3109

3260

В коммерчески доступных продуктах хлореллы присутствует приблизительно 17% (сухой вес) углеводов. Схожие результаты были получены при изучении C. vulgaris [17]. Как показано в Таблице 1, более 65% углеводов представляют собой пищевые волокна, полученные из стенок хлореллы. Также получены и охарактеризованы различные полисахариды [2225]. Полисахариды хлореллы - это ряд биологически активных соединений, в том числе антиоксиданты [24] и стимуляторы роста растения [25]. Табарса и др. [26] охарактеризовали водорастворимый α-глюкан, полученный из C. vulgaris. и укрепляющий иммунитет.

Коммерчески доступные продукты с хлореллой содержат небольшое количество жиров (около 11% от сухого веса) (Таблица 1), что совпадает с аналитическими данными по содержанию жира в C. vulgaris (14–22%) [17]. Добавки с хлореллой содержат α-линоленовую кислоту (приблизительно 10%-16% жирных кислот) и линолевую кислоту (приблизительно 18% жирных кислот), однако в них нет эйкозапентаеновой, докозагексеновой и арахидоновой кислот [19,27]. Около 65%-70% от общего содержания жирных кислот в коммерчески доступных продуктах хлореллы получены из полиненасыщенных жирных кислот [19,27].

Различные условия обитания, в том числе температура, питательный состав и количество света, влияют на уровень биомассы, наличие макро- и микроэлементов и других ценных биоактивных соединений, в том числе антиоксидантов, в клетках хлореллы [2830].

  • Микроэлементы
  • Витамины

Как представлено в Таблице 3, коммерчески доступные продукты хлореллы содержат все необходимые для человека витамины, а именно B1, B2, B6, B12, ниацин, фолиевую кислоту, биотин, пантотеновую кислоту, C, D2, E и K, а также α- и β-каротины. Добавки с хлореллой содержат значительное количество витаминов D2 и B12, которые, как известно, не встречаются в растениях. В коммерчески доступных продуктах хлореллы (C. vulgaris) присутствует больше фолиевой кислоты (приблизительно 2,5 мг/100 г сухого веса), чем в шпинате[31]. Дефицит витамина B12 и фолиевой кислоты приводит к накапливанию гомоцистеина в сыворотке, что способствует развитию сердечно-сосудистых заболеваний. В этом разделе мы поговорим о витамине D2, витамине B12 и фолиевой кислоте.

Таблица 3. Содержание витаминов и родственных соединений в 13 коммерчески доступных продуктах хлореллы.

Витамины (на 100 г сухого веса)

A

B

C

D

E F

G

H

I

J K L

M

Витамин B1 (мг)

1,9

2,5

6,5

1,–3,

1,–3,

1,8

1,6

Витамин B2 (мг)

3–8

5,6

5,0

5,7

5,5

2,0-9,0

4,0-9,0

4,0-8,0

5,0

5,0

4,8

Витамин B6 (мг)

0,9

2,5

1,7

1,0–3,0

1,0–3,0

1,0–3,0

1,8

Витамин B12 (мкг)

20,0

6,0-30,0

200,0-500,0

230,0

Ниацин (мг)

20,4

50,0

40,0-80,0

20,0-50,0

10,0-40,0

45,9

Фолиевая кислота (мг)

0,3

2,0

1,2-3,6

1,4

Биотин (мкг)

227,0

Пактотеновая кислота (мг)

1,0-6,0

1,8

Витамин C (мг)

7,0

50,0

30,0

10,0-200,0

14,0

Витамин D2 (мг)

1,4

Витамин Е (мг)

3,0

25,0

10,0-45,0

6,2

Витамин К (мг)

1,4

1,1

0,3

0,5–3,5 *1

1,2 *1

Каротионоиды (мг)

25,0 *2

36,0-150,0 *2

100,0-500,0

31,5 *3

*1 Витамин K1 (мг), *2 β-каротин (мг), *3 α-каротин + β-каротин (мг).

Витамина D, главный регулятор усвоения кальция, снижает риск остеомаляции у взрослых и рахита у детей [32]. Две основные пищевые формы витамина D, витамины D2 и D3, присутствуют соответственно в грибах [33,34] и продуктах животного происхождения, например, рыбе [35]. Грибы способны синтезировать эргостерол (провитамин D2), который под воздействием ультрафиолета превращается в эргокальциферол в форме витамина D2 [34,36]. Таким образом, грибы, подверженные ультрафиолетовому излучению, подходят в качестве источника витамина D2 для строгих вегетарианцев [36]. Стенки клеток грибов содержат высокую концентрацию эргостерола, который играет важную физиологическую роль в модуляции прочной клеточной мембраны, подобно холестерину у животных [37]. Высушенные на солнце грибы содержат приблизительно 17 мкг витамина D2 на 1 г сухого веса [38]. Биодоступность витамина D2 из грибов была изучена с ходе исследований с участием добровольцев [39,40].

Сперва, в начале 1950-х годов эргостерол считался основным стерольным компонентом C. pyrenoidosa [41]. C. vulgaris также содержит значительное количество эргостерола [42,43]. Наши неопубликованные данные показывают, что один коммерчески доступный продукт хлореллы содержит как эргостерол (1,68 мг/г сухого веса), так и витамин D2 (15,2 мкг/г сухого веса), что приблизительно соответствует их концентрации в сухих грибах. Витамин D2 в этой пищевой добавке синтезируется из эргостерола под воздействием солнечного света во время культивации (Рисунок 1). Хотя ученые полагают, что витамин D3 более эффективен в повышении концентрации циркулирующего 25-гидроксивитамина D [44], чем витамин D2, продукты хлореллы и высушенные на солнце грибы могут стать источниками витамина D для вегетарианцев.

Хлорелла11

Структуры провитамина D2 и витамина D2, присутствующих в коммерчески доступных продуктах хлореллы

Сывороточный гомоцистеин (Hcy) является установленным биомаркером сердечно-сосудистых заболеваний у человека[45,46]. Hcy представляет собой аминокислоту, не образующую белок (Рисунок 2), формирующийся как промежуточное соединение метаболизма метионина и далее метаболизируется в цистатионин с помощью цистатионин-β-синтетазы, фермента, зависимого от витамина B6 [46]. В противном случае Hcy может быть реметилирован обратно в метионин с помощью метионинсинтазы, фермента, зависимого от витамина В12. Фолиевая кислота также необходима для реметилирования Hcy с образованием 5-метилтетрагидрофолата. Дефицит витамина B12 [47], витамина B6 [48] и фолиевой кислоты [49] вызывает гипергомоцистеинемию. В нескольких клинических исследованиях была отмечена взаимосвязь между атеросклерозом и дефицитом витамина B12 и фолиевой кислоты [50,51]. Дефицит фолиевой кислоты у женщин до и во время беременности связан с дефектами нервной трубки у новорожденных[52]. Растения могут синтезировать фолиевые соединения de novo, а животные – нет [53]. Таким образом, продукты растительного происхождения являются источниками пищевых фолатов для человека. Сообщается о высоких концентрациях фолиевой кислоты (приблизительно 1,69–2,45 мг/100 г сухого веса) в коммерчески доступных продуктах хлореллы (C. vulgaris) [31], аналогичных концентрациям продуктов, показанных в Таблице 3 (0,3–3,6 мг/100 г сухого веса). Основными соединениями фолиевой кислоты, обнаруженными в продуктах хлореллы являются 5-CHO-H4-фолат(60–62%) и 5-CH3-H4-фолат (24–26%), а второстепенными соединениями являются 10-CHO-фолат (5–7%), H4-фолат (4%) и полностью окисленный фолат (3–6%) [31]. Химическая структура соединений фолиевой килсоты хлореллы показана на Рисунке 3. Основными пищевыми источниками фолиевой кислоты являются овощи (25%), хлеб и зерновые продукты (22%), молочные продукты (10%), фрукты (10%), масла и жиры (5%) [31]. Шпинат содержит достаточно большое количество этого соединения (165 мкг/100 г сырого веса; 1,7 мг/100 г сухого веса) [31,54], аналогично продуктам хлореллы. Таким образом, добавки с хлореллой являются отличным источником фолиевой кислоты для человека.

Хлорелла12

Метаболический путь гомоцистеина у млекопитающих. Сокращения: B6, витамин B6; B12, витамин B12; CBS, цистатионин-β-синтетаза; DHF, дигидрофолат; MS, кобаламин-зависимая метионинсинтаза; SAM, S-аденозилметионин; SAH, S-аденозилгомоцистеин; ТГФ, тетрагидрофолат

Хлорелла13

Химические структуры соединений фолиевой кислоты в коммерчески доступных продуктах хлореллы

Витамин B12 (B12) синтезируется некоторыми бактериями и археями, но не растениями [55]. Продукты животного происхождения, например, мясо или моллюски, являются основными пищевыми источниками B12 для человека [56]. Много B12 содержится в говяжьей, свиной и куриной печени (приблизительно 25-53 мкг/100 г свежего продукта) [56] и в съедобных двустворчатых моллюсках (приблизительно 60 мкг/100 г свежего продукта) [57]. Концентрация витамина B12 в продуктах хлореллы варьируется от <0,1 до 400 мкг на 100 г сухого веса [58,59], что показано в Таблице 3 (6–500 мкг/100 г сухого веса). Среди видов хлореллы содержание B12 при выращивании в открытых условиях намного выше в C. pyrenoidosa, чем в C. Vulgaris [59]. Хлорелла вполне может обойтись без витамина B12 [59,60]. Это позволяет предположить, что водоросль поглощает и накапливает большое количество экзогенного B12. Некоторые продукты с хлореллой, богатые B12, содержат неактивные соединения корриноидов, такие как 5-метоксибензимидазолилкобамид и корриноиды, не содержащие кобальта (Рисунок 4). Таким образом, добавки с хлореллой, содержащие большое количество B12, являются одним из немногих источников B12. Для точной оценки требуется идентификация соединений B12 с использованием жидкостной хроматографии с тандемной масс-спектрометрией [59].

Хлорелла14

Химические структуры витамина B12 и родственных соединений, присутствующих в коммерчески доступных продуктах хлореллы. Сокращения: Фактор IIIm, 5-метоксибензимидазолилкобамид

Раума и др. [61] показали, что потребление пищевых добавок с хлореллой в значительной количестве позволит восполнить необходимость в витамине B12. Другое исследование с участием строгих вегетарианцев (веганов) с повышенным уровнем метилмалоновой кислоты в сыворотке крови (как маркер дефицита B12) показало, что потребление 9 граммов C. pyrenoidosa ежедневно в течение 60 дней привело к значительному снижение метилмалоновой кислоты в сыворотке у 88% участников [62]. Сывороточный Hcy снизился, а количество B12 в целом выросло, однако средний объем эритроцитов, уровни гемоглобина и гематокрита не изменились. Эти результаты показывают, что продукты хлореллы с высоким содержанием B12 и не содержащие неактивные соединения корриноиды, подходят в качестве источника B12 для человека, в частности веганов.

  • Минералы

Как представлено в Таблице 4, коммерчески доступные продукты хлореллы содержат ряд минералов, необходимых для здоровья человека. Так, пищевые добавки с хлореллой содержат значительное количество железа (104 мг/100 г сухого веса) и калия (986 мг/100 г сухого веса), которые, при достаточном приеме, предотвращают развитие анемии [63] и гипертонии [63] соответственно. Железо играет физиологическую роль в дыхании, производстве энергии, синтезе ДНК и пролиферации клеток [65] Фитаты в злаках могут замедлить всасываемость железа в кишечнике, так как они хелатируют железо, образуя нерастворимый комплекс[66]. Таким образом, веганы и вегетарианцы могут находится в группе риска развития железодефицитной анемии [63]. Исследования с участием крыс и добровольцев изучили способность добавок с хлореллой предотвращать железодефицитную анемию[67], [68]. В когорте из 32 женщин, находящихся на втором и третьем триместрах беременности, пероральный прием хлореллы (6 г в сутки) в течение 12-18 недель снизил маркеры анемии по сравнению с контрольной группой [68]. Результат позволяет предположить, что пищевые добавки с хлореллой значительно снижают риск анемии, связанной с беременностью.

Таблица 4. Содержание минералов в 13 коммерчески доступных продуктах хлореллы.

Минералы (на 100 г сухого веса)

A

B

C

D

E

F

G

H

I

J

K

L

M

Натрий (мг)

5–75

65

40

80-220

10-45

5-30

80

65

47

Железо (мг)

10–130

160

121

62

350-1600

100-200

50-100

110

113

Кальций (мг)

650

513

850

500-1500

100-300

433

Калий (мг)

970

1075

350

200-500

500-1500

1020

Магний (мг)

350

250

23-420

298

Цинк (мг)

21

1

Медь (мг)

1600

1

Фосфор (мг)

1320

Марганец (мг)

5

Селен (Se) - важный минерал, который является фундаментальным для здоровья человека. Это компонент селенопротеинов, таких как тиоредоксинредуктаза и глутатионпероксидаза, который также защищает от межклеточного окислительного повреждения [69-71]. Поэтому низкий уровень Se демонстрирует ряд фармакологических действий, в том числе противоопухолевые и антивозрастные эффекты; а повышенный уровень Se вызывает образование активных форм кислорода. В целом, органические формы селена более биодоступны и менее токсичны, чем его неорганические формы. Селениты SeO32− и SeO42− являются преобладающими формами Se в пресной воде. Микроводоросли являются основными переносчиками селена из пресной воды к фильтраторам и другим организмам. Хотя большинство видов растений накапливают мене 25 мкг селена на 1 грамм сухого веса [72], некоторые разновидности микроводорослей способны аккумулировать Se в высокой концентрации (100 мкг Se/1 г сухого веса) [73]. Se необходим многим водорослям для защиты от окислительного повреждения. Сун и др. [74] подчеркивают, что C. vulgaris может накапливать Se в большом количестве (857 мкг/г сухого веса) при выращивании в среде с концентрациями Se 0–200 мг/л, а относительно низкие концентрации Se (в среднем 75 мг селенита/л) положительно способствуют росту C. vulgaris и действуют как антиоксидант, ингибируя перекисное окисление липидов и внутриклеточные активные формы кислорода. Максимальное количество накопленного органического селена было обнаружено при 316 мкг/г сухого веса в условиях относительно низкого содержания селена (в среднем 75 мг селенита/л среды) [75], что указывает на то, что C. vulgari является эффективным накопителем селена, а обогащенные селеном клетки хлореллы могут быть добавкой, полезной для человека.

  • Пигменты

Каротиноиды являются вторичными метаболитами наиболее распространенных природных пигментов, которые участвуют в различных биологических процессах растений, включая фотосинтез, фотоморфогенез, фотозащиту и развитие [76]. Они также служат красителями и являются важной частью рациона человека, как, например, антиоксиданты и провитамин А [76]. В живых организмах идентифицировано более 400 каротиноидов [77], среди которых широко известные β-каротин, астаксантин, лютеин, зеаксантин и ликопин. Зеленые микроводоросли Dunaliella salina продуцируют большое количество β-каротина, достигающее 14% от сухой массы водоросли [78]. В условиях повышенного стресса Haematococcus pluvialis увеличивает концентрацию астаксантина до 4–5% от сухой массы водоросли [79]. Продукты хлореллы содержат меньше каротиноидов (около 1,3%) [80] по сравнению с вышеупомянутыми зелеными водорослями. Сообщается, что в качестве основного каротиноида C. vulgaris производит лютеин [81,82]. Однако C. zofiniensis, по мнению ученых, накапливает значительное количество астаксантина и может быть подходящим организмом для массового производства астаксантина [83].

  1. Фармакологическое действие продуктов с хлореллой

Так как клетки хлореллы содержат различные питательные вещества и биологически активные соединения, роль пищевых добавок с хлореллой в предотвращении развития различных заболеваний была изучена на крысах и мышах, в том числе на моделях животных с конкретными заболеваниями. Эти исследования оказались полезными для определения специфического воздействие добавок с хлореллой на состояние здоровья. Более того, влияние препаратов на смягчение признаков ряда заболеваний было изучено на людях. В ходе этих исследований был использован C. vulgaris или С. Pyrenoidosa, так как эти разновидности являются коммерчески доступными видами хлореллы в пищевых добавках.

  • Антигипертензивное действие

Гипертензия повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний [84]. Антигипертензивные соединения в пищевых продуктах были идентифицированы с использованием модели крыс со спонтанной гипертензией, склонные к инсульту (SHRSP). Они генетически предрасположенS к гипертонии и церебральному инсульту [85]. Сансава и др. [86] изучили влияние порошка хлореллы (C.regularis) на кровяное давление, повреждения в результате церебрального инсульта и продолжительность жизни SHRSP-крыс. У SHRSP-крыс возрастом 12 недель, которых кормили хлореллой (5%, 10% и 20%) в течение 13 недель, повышенное кровяное давление значительно снизилось в группах, получавших 10% и 20% хлореллы, по сравнению с контрольными группами, не получавшими препарат. Уровни общего холестерина в сыворотке были значительно ниже во всех группах с хлореллой, а средняя продолжительность жизни грызунов была больше, чем у контрольной группы. Чтобы охарактеризовать антигипертензивные соединения в хлорелле, порошок хлореллы был фракционирован на водорастворимую, жирорастворимую и остаточную фракции. Артериальное давление было значительно ниже у крыс, получавших жирорастворимую или остаточную фракцию, но не у крыс, получавших фракцию, растворимую в горячей воде. Жирорастворимая фракция содержала значительное количество каротиноидов, которые являются мощными антиоксидантами, и фосфолипидов, которые опосредуют метаболизм коллагена и эластина в аорте. Остаточная фракция содержала большое количество аргинина, который увеличивает производство релаксирующего фактора эндотелиального происхождения. Это положительное влияние порошка хлореллы на SHRSP-крыс может быть результатом синергетического воздействия многочисленных биологически активных соединений.

Чтобы понять, способны ли пищевые добавки с хлореллой снижать кровяное давление у объектов с незначительной или умеренной гипертензией, было проведено пилотное исследование, которое включало в себя 24 добровольца. Они получали C. pyrenoidosa (10 г хлореллы в форме таблеток и 100 мл экстракта хлореллы) [87]. После двух месяцев приема хлореллы средняя частота биения сердца, а также систолическое и диастолическое давление сидя лишь слегка изменились. С другой стороны, у некоторых участников исследования с легкой или умеренной гипертензией добавки помогли снизить или контролировать диастолическое давление в сидячем положении.

Жесткость артерий является известным фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний [88]. Предыдущие исследования показали, что антиоксиданты [89], калий [90] и n-3 ненасыщенные жирные кислоты [91] снижают артериальную жесткость. Оксид азота (NO), полученный из аргинина в эндотелии сосудов, является важным модулятором жесткости артерий [92]. Продукты с хлореллой содержат антиоксиданты, витамины, калий, аргинин и n-3 ненасыщенные жирные кислоты. Чтобы оценить влияние добавок хлореллы на жесткость артерий, было проведено слепое плацебо-контролируемое перекрестное исследование с участием 14 молодых добровольцев, которые в случайном порядке получали C. pyrenoidosa (6 г в сутки) или плацебо в течение четырех недель с 12-недельным периодом вымывания [93]. До и после приема добавок ни в группах плацебо, так и в группах хлореллы не наблюдалось различий в артериальном давлении или частоте сердечных сокращений. Скорость пульсовой волны на плече-лодыжке, используемая для измерения жесткости артерий, снижалась в группе хлореллы, но не в плацебо-группе [93]. Схожее исследование с участием 32 добровольцев среднего и более старшего возраста показало, что скорость пульсовой волны на плече-лодыжке снизилась после приема хлореллы, но не плацебо [94]. Эти изменения связаны с уровнем NOx в плазме. Результаты позволяют предположить, что пищевые добавки с хлореллой снижают артериальную жесткость как и у более молодых, так и у более взрослых людей.

Эффективность хлореллы в снижении факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний была оценена в ходе метаанализа 19 рандомизированных контролируемых исследований, в которые входило в общей сложность 797 участников [95]. Это исследование заключило, что пищевые добавки с хлореллой нормализуют уровни общего холестерина, липопротеинов низкой плотности, глюкозы в крови натощак, а также систолическое и диастолическое давление, но не влияют на количество триглицеридов, липопротеины высокой плотности и индекс массы тела.

  • Антигиперхолестеринемическое и антигиперлипемическое действия

Повышенный уровень общего холестерина и триглицеридов, а также нарушение метаболизма липопротеинов и аполипопротеинов приводят к повышению риска сердечно-сосудистых заболеваний [9698]. Неперевариваемые компоненты продуктов питания, такие как пищевые волокна, снижают уровень холестерина в сыворотке крови, подавляя всасывание нейтральных стероидов в кишечнике [99]. Продукты с хлореллой по мнению специалистов, снижают уровень холестерина в сыворотке у моделей животных [100]. Чтобы идентифицировать биоактивные соединения, отвечающие за этот эффект, была получена и охарактеризована неперевариваемая фракция C. regularis в форме порошка, которая состояла из 43% сырого белка, 37,3% клетчатки, 6,9% углеводов, 5,4% влаги, 4,3% сырого жира и 2,7% золы [101]. Крысы, в чей рацион входили 5,3% этой неперевариваемой фракции, демонстрировали более низкие уровни холестерина в сыворотке и печени и более высокие уровни нейтральных стероидов в фекалиях по сравнению с грызунами, которые получали 12,7% порошка хлореллы. Как порошок хлореллы, так и неперевариваемая фракция продемонстрировали in vitro высокую способность связывать желчные кислоты. Кроме того, неперевариваемая фракция увеличивала уровни мРНК холестерина 7α-гидроксилазы в печени, которая является ферментом, ограничивающим скорость катаболизма холестерина и синтеза желчной кислоты [102]. Эти результаты указывают на то, что неперевариваемая фракция хлореллы обладает гиперхолестеринемической активностью, которая улучшает катаболизм холестерина, усиливая экспрессию холестерин-7α-гидроксилазы в печени.

Также сообщается, что добавка с хлореллой снизила уровень холестерина в сыворотке крови у пациентов с гиперлипемией и с легкой гиперхолестеринемией в небольшом открытом исследовании [103]. Чтобы оценить превентивную роль хлореллы в поддержании уровня холестерина в сыворотке крови на фоне избыточного потребления холестерина с пищей, было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием 63 добровольцев с умеренной гиперхолестеринемией, получавших C. vulgaris (5 г в сутки) или плацебо в течение четырех недель [104]. В аналогичном исследовании были изучены уровни холестерина у 34 участников, получавших 510 мг пищевого холестерина из трех яиц одновременно с хлореллой (C. vulgaris) (5 г в сутки) или с плацебо в течение 4 недель [105]. Участники плацебо-группы продемонстрировали значительное повышение уровня общего холестерина в сыворотке крови, липопротеинов низкой плотности и липопротеинов высокой плотности. Дополнительный прием хлореллы значительно снизил уровень общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности, при этом увеличив концентрацию лютеина и α-каротина в сыворотке [105]. У добровольцев с легкой гиперхолестеринемией хлорелла привела к заметным изменениям уровней общего холестерина, триглицеридов, лютеина/зеаксантина и α-каротина, а также к значительному снижению липопротеинов очень низкой плотности, аполипопротеина В, липопротеинов невысокой плотности и триглицеридов/липопротеинов высокой плотности [104]. Эти результаты позволяют предположить, что хлорелла может ингибировать кишечную абсорбцию пищевых и эндогенных липидов. Кроме того, наблюдаемые изменения уровней липидов в сыворотке могут быть связаны с изменениями содержания каротиноидов. Эти результаты показывают, что ежедневное потребление хлореллы улучшает здоровье за счет уменьшения факторов риска накопления липидов в сыворотке, таких как уровни триглицеридов и общего холестерина, у пациентов с легкой гиперхолестеринемией.

  • Антидиабетическое действие

Диабет 2 типа, на долю которого приходится 90–95% всех случаев диабета, представляет собой серьезную проблему, с которой столкнулись более 380 миллионов человек во всем мире [106]. Повышенный уровень глюкозы в крови, устойчивость к инсулину и низкая чувствительность к инсулину являются основными признаками пациентов с диабетом 2 типа [107]. Диабет может привести к появлению других серьезных заболеваний, включая атеросклероз, поражение почек и ретинопатию [108]. На модели животных с диабетом, вызванным стрептозотоцином, было проведено несколько исследований для выяснения механизмов, лежащих в основе антидиабетической активности добавок с хлореллой [109 - 111]. Шибата и др. [109] оценили влияние продуктов хлореллы на антиоксидантный статус и катаракту, подкармливая 11-недельных крыс со стрептозотоцин-индуцированным диабетом 7,3% (w/w) порошка хлореллы (C.regularis). После 11 недель приема добавки показатели перекисного окисления (индекс оксидативного статуса) и гликированного гемоглобина в крови были ниже у крыс, получавших хлореллу, чем у контрольных крыс. Однако уровень глюкозы в сыворотке не отличался между группами. Дополнительный прием хлореллы задержало развитие помутнения хрусталика. Эти результаты показывают, что добавки с хлореллой могу быть эффективны в предотвращении осложнений диабета, среди которых катаракта. Эта активность может быть связана с работой ее антиоксидантных соединений.

Чернг и Ши сообщили о потенциальных гипогликемических эффектах добавок хлореллы у мышей с диабетом, индуцированным стрептозотоцином [110]. Пероральное введение хлореллы за 60 мин до получения глюкозы (0,5 г/кг массы тела) приводило к преходящему гипогликемическому эффекту через 90 мин после введения глюкозы без увеличения секреции инсулина. Добавка хлореллы увеличивала поглощение 2-дезоксиглюкозы в печени и камбаловидной мышце у мышей, получавших стрептозотоцин, и, вероятно, была причиной наблюдаемого гипогликемического действия [111].

Профилактическое антидиабетическое действие продуктов хлореллы (C. vulgaris) было изучено Весиной и др.[112]. Ученые исследовали массу тела, профиль липидов, уровень глюкозы в крови, передачу сигналов инсулина в печени, скелетных мышцах и жировой ткани у мышей с ожирением, вызванным питанием с высоким содержанием жиров. Дополнительный прием хлореллы улучшает гликемический контроль при ожирении и диабете, так как снижает устойчивость к инсулину, вызванную повышенной экспрессией переносчика глюкозы 4 посредством активации фосфорилирования протеинкиназы В в скелетных мышцах. Пищевые добавки с хлореллой в сочетании с аэробными упражнениями показалb более выраженное положительное воздействие на гликемический контроль за счет усиления активации передачи сигналов мышечного фосфорилирования у крыс с диабетом 2 типа [113].

Было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием 28 добровольцев с пограничным диабетом, получавших либо хлореллу (8 г в сутки), либо плацебо в течение 12 недель [114]. Уровни экспрессии 252 генов, в том числе шести, связанных с диабетом 2 типа, различались между двумя группами. Примечательно то, что уровень экспрессии мРНК резистина, индуктора устойчивости к инсулину, был значительно ниже в группе хлореллы, и коррелировал с уровнями экспрессии гемоглобина A1c, фактора некроза опухоли-а и интерлейкина-6 [114]. Все эти показатели участвуют в метаболизме глюкозы и/или воспалении.

  • Гепатопротекторное действие

Ли и др. [115] продемонстрировали, что у мышей экстракт C. vulgaris оказывает сильное гепатопротекторное действие при остром повреждении печени, вызванным четыреххлористым углеродом. Мыши дополнительно получали экстракт хлореллы в дозировке 50, 100 или 200 мг/кг через день в течение четырех недель. Четыреххлористый углерод вводили внутрибрюшинно через 3 часа после последнего приема хлореллы. Четыреххлористый углерод повышал уровни аланина- и аспартатаминотрансфераз в сыворотке, перекисное окисление липидов и экспрессию цитохрома P450, а также снижал уровни глутатиона и антиоксидантных ферментов. Все эти изменения были значительно ниже в группах, получавших хлореллу (100 и 200 мг/кг). Хотя некроз гепатоцитов был слегка уменьшен в группе, получавшей 50 мг/кг хлореллы, он отсутствовал в группах 100 и 200 мг/кг хлореллы. Эти результаты указывают на то, что экстракт хлореллы проявляет защитную активность на вызванное четыреххлористым углеродом острое повреждение печени у мышей. Предположительно это может быть связано с ингибированием индуцированной четыреххлористым углеродом активации цитохрома Р450 и активацией антиоксидантных ферментов и поглотителей свободных радикалов.

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) представляет собой группу метаболических нарушений, при которых патологическое накопление жира в гепатоцитах составляет более 5–10% [116]. Этим заболеванием страдают от 10% до 35% населения мира [117]. НАЖБП включает в себя стеатоз, неалкогольный стеатогепатит, фиброз, цирроз и гепатоцеллюлярную карциному [118]. Большинство пациентов с НАЖБП имеют как минимум один характерный метаболический синдром, среди которых устойчивость к инсулину, гипертония, дислипидемия, диабет и ожирение [119]. Семидесяти пациентам с НАЖБП случайным образом вводили C. vulgaris (1,2 г в сутки) или плацебо в течение восьми недель [120]. Средняя масса тела и концентрация ферментов печени в сыворотке были значительно выше в плацебо-группе, а концентрация инсулина в сыворотке была значительно выше в группе хлореллы. Таким образом, добавка хлореллы может оказывать благотворное влияние на снижение массы тела и уровня глюкозы в сыворотке, улучшать биомаркеры воспаления, а также нормализовывать функцию печени у пациентов с НАЖБП [120, 121].

Чтобы оценить безопасность и эффективность хлореллы (C. pyrenoidosa) среди пациентов с хроническим вирусом гепатита С генотипа 1, пациенты перорально принимали пищевые добавки с хлореллой (и экстракт, и таблетки) в течение 12 недель [122]. Большинство пациентов (приблизительно 95%) показали значительное снижение уровня аланинаминотрансферазы за период с первой по двенадцатую недели. Пациенты с пониженной аланинаминотрансферазой продемонстрировали тенденцию к снижению вирусной нагрузки гепатита С.

  • Детоксифицирующее действие

Диоксины представляют собой группу полихлорированных дибензо-п-диоксинов и соединений, родственных дибензофурану, которые являются промышленными загрязнителями, пагубно влияющими на окружающую среду [123]. Эти соединения легко всасываются в желудочно-кишечный тракт млекопитающих [124], а затем накапливаются в печени, жировой ткани и грудном молоке благодаря своим липофильным свойствам [125]. Инцидент, связанный с употреблением растительного масла, содержащего диоксины, имел трагические последствия [126]. Чтобы исследовать влияние добавок хлореллы на выведение диоксинов с фекалиями, крысам вводили загрязненное диоксином рисовое масло [127]. Крысы были разделены на 2 группы: те, которые один раз в течение 5 дней эксперимента дополнительно получали 4 г хлореллы (C. vulgaris), и контрольную группу. В ходе эксперимента учитывалось количество диоксинов в фекалиях. У группы, получавшей хлореллу, концентрация диоксинов в стуле оказалась значительно выше. Кроме этого, пищевые добавки с хлореллой значительно замедлили всасывание диоксинов в кишечник (на 2%-53%). Эти результаты указывают на то, что продукты хлореллы могут быть эффективны при выведении диоксинов из организма.

Установлено, что гетероциклические амины являются канцерогенными химикатами, которые образуются, когда аминокислоты, сахара и креатин в мышечном мясе (говядине, свинине, рыбе и домашней птице) вступают в реакцию друг с другом во время приготовления при высокой температуре [128]. Для оценки влияния добавок с хлореллой на выведение канцерогенных гетероциклических аминов было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное исследование с использованием 100 мг хлореллы в сутки в течение 2 недель [129]. Продукты с хлореллой снизили выведение с мочой основного метаболита канцероuенных гетероциклических аминов[129]. Это позволяет предположить, что хлорелла или замедляет усвояемость аминов в кишечнике, или инактивирует канцерогенные соединения.

Метилртуть - нейротоксичное соединение металла, которое преобразуется из неорганической ртути микроорганизмами в водной среде и затем накапливается в рыбе и моллюсках, попадая в них по пищевой цепи [130]. Следовательно, основным путем воздействия метилртути на человека является употребление в пищу рыбы и морепродуктов [130]. Во многих странах беременным женщинам рекомендуют отказаться от употребления крупных видов рыбы, такой как тунец, чтобы предотвратить воздействие метилртути на плод [131]. Поскольку, как утверждают ученые, потребление хлореллы увеличивает экскрецию метилртути и снижает уровень ртути в тканях у мышей, получавших метилртуть [132], в течение трех месяцев было проведено открытое клиническое исследование для оценки действия добавок Parachlorella beijerinckii (9 г в сутки) на концентрацию ртути в волосах и крови здоровых людей [133]. Продукты с хлореллой сократили концентрацию ртути как в волосах, так и в крови [133]. Экскреция соединения вместе с фекалиями является основным способом выведения метилртути (90%) у человека[134]. Большая часть метилртути в печени выделяется в виде комплекса глутатиона через желчные протоки, а небольшая часть выводится вместе с фекалиями [135]. Пищевые волокна в клетках хлореллы увеличивают объем стула у человека [136]. In vitro клетчатка продемонстрировала способность поглощать некоторое количество метилртути [123]. Эти наблюдения позволяют предположить, что снижение уровня ртути в волосах и крови участников эксперимента, получавших хлореллу, может быть результатом повышенного выведения метилртути со стулом за счет ускоренного выделения желчи, связывания метилртути с пищевыми волокнами в кишечном тракте и увеличения количества фекалий.

  • Иммуномодулирующее действие

Аллергическое заболевание является распространенным аберрантным иммунным ответом на безвредные белки в окружающей среде (антигены) [137]. Аллерген-специфические Т-кдетки CD4+, участвующие в возникновении аллергической реактивности, способны превращаться в Т-хелперы типов 1 или 2 [138]. Т-клетки CD4+, стимулированные в присутствии интерлейкина-12 и γ-интерферона, могут превращаться в Т-хелперы 1-го типа[138], а интерлейкин-4 стимулирует развитие Т-хелперов 2-го типа, ингибируя формирование Т-хелперов 1-го типа [139]. Так как Т-хелперы 1-го и 2-го типа регулируют друг друга, интерлейкин-12 не только индуцирует ответ Т-хелперов типа 1, но и регулирует ответ Т-хелперов типа 2 [140]. Интерлейкин-12 в значительной степени подавляет производство IgE, предотвращая развитие Т-хелперов 2-го типа [141]. Аллерген-специфический IgE индуцирует патогенез аллергического нарушения [142].

Хашегава и др. [143] описали влияние водного экстракта хлореллы (C. vulgaris) на антиген-специфический ответ у мышей. В течение двух недель мыши получали 2% (w/w) водный экстракт хлореллы к основному рациону питания перед введением казеина/полного адъюванта Фрейнда (иммуностимулятора) внутрибрушинно. Контрольная группа хлореллу не получала. Мыши, получавшие экстракт, продемонстрировали снижение производства IgE и экспрессии мРНК интерлейкина-6, участвовавшего в реакции Т-хелперов 2-го типа. У них также наблюдалось повышение уровней интерлейкина-12 и мРНК g-интерферона, стимулирующего ответ Т-хелперов 1-го типа и подавляющего ответ Т-хелперов 2-го типа. Эти результаты позволяют предположить, что дополнительный прием водного экстракта хлореллы может быть эффективен для подавлениz аллергических реакций с преобладанием Т-хелперов 2-го типа. Чтобы объяснить механизмы, лежащие в основе иммуномодулирующего действия водного экстракта хлореллы, из водного экстракта C. pyrenoidosa были получены и охарактеризованы растворимые полисахариды [144]. Анализ ГХ-МС показал, что основными моносахаридными компонентами растворимых полисахаридов являются рамноза (31,8%), глюкоза (20,4%), галактоза (10,3%), манноза (5,2%) и ксилоза (1,3%). Эти растворимые полисазариды вводились внурибрюшинно (100 мг/кг веса) мышам возрастом 6-8 недель. Спустя 24 часа мыши получили липополисахарид в качестве антигена, 1,5 часа спустя был проведен сбор сыворотки крови грызунов [144]. Растворимые полисахариды индуцировали выделение интерлейкина-1b в макрофагах через сигнальный путь Toll-подобного рецептора протеинкиназы. Интерлейкин-1β является одним из наиболее важных медиаторов воспаления и ответа хозяина на инфекцию[145]. Эти результаты говорят о том, что водорастворимые полисахариды хлореллы могут быть использованы в качестве источника агентов для стимуляции активности, защищающей от микроорганизмов.

Гальперин и др. [146] оценили влияние добавок C. Pyrenoidosa (200 или 400 мг) на

иммунную реакцию на вакцину против гриппа. После приема хлореллы в течение 28 дней реакция антител на вакцину от гриппа не была повышена в общей группе участников исследования, но была повышена у добровольцев в возрасте 50–55 лет.

Секреторный иммуноглобулин А в слюне (SIgA) играет важную роль в работе иммунной системы слизистой и является первой линией защиты человека от патогенных микробов [147]. Чтобы выяснить, повышают ли продукты хлореллы секрецию SIgA в слюне у человека, было проведено рандомизированное слепое перекрестное исследование, в ходе которого участники получали хлореллу (C. Pyrenoidosa) (6 г в сутки) или плацебо в течение четырех недель [148]. В плацебо-группе не было отмечено каких-либо различий в уровне SIgA в слюне в начале и в конце эксперимента. Однако среди участников, получавших хлореллу, наблюдалось значительное увеличение показателей секреторного иммуноглобулина А. Скорость выработки SIgA выросла в результате приема хлореллы. Эти результаты предполагают, что дополнительный прием хлореллы в течение 4 недель повышает выработку SIgA и улучшает работу иммунитета в слизистой у человека.

Естественные клетки-киллеры являются преобладающей подгруппой врожденных лимфоцитов, которые опосредуют противоопухолевый и противовирусный ответы [149]. Чтобы оценить влияние добавок хлореллы на активность естественных киллеров и раннюю воспалительную реакцию у людей, было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием здоровых взрослых, принимавших хлореллу (C. vulgaris) (5 г в сутки) или плацебо [150]. После восьми недель приема добавки уровни интерферона-γ и интерлейкина-1β в сыворотке были значительно повышены, а уровень интерлейкина-12 в целом увеличился в группе, принимавшей хлореллу. Активность естественных киллеров также была значительно выше в этой группе. Эти результаты свидетельствуют о положительном иммуностимулирующем действии кратковременного приема хлореллы, которая повышает активность естественных киллеров и стимулирует производство интерферона-γ, интерлейкина-12 и интерлейкина-1β.

  • Антиоксидантное действие

Сообщается, что водный экстракт C. vulgaris [151] и ацетоновый экстракт [152] обладают противоопухолевой активностью. Водный экстракт хлореллы, содержащий значительное количество антиоксидантов, также проявляет антипролиферативную активность в клетках гепатомы человека [153]. Было обнаружено, что липофильные пигменты, включая каротиноиды антераксантин, зеаксантин и лютеин, полученные из клеток хлореллы, значительно ингибируют рост клеток рака толстой кишки человека [154]. Эти результаты позволяют предположить, что противоопухолевая активность хлореллы может быть результатом синергетического действия нескольких биологически активных соединений. Ромос и др. [155] сообщают, что дополнительный прием хлореллы может модулировать миелопоэтическую активность и устранять подавление различных цитокинов, индуцированных опухолью, и связанных с ними работы клеток у мышей с опухолями. Из культурального супернатанта штамма C. vulgaris CK22 [156]. [157] был получен противоопухолевый гликопротеин массой 63,1 кДа. Его химические и противоопухолевые свойства были охарактеризованы [158], что позволяет предположить возможное влияние этого гликопротеина на наблюдаемую противоопухолевую активность.

Болезнь Альцгеймера — это тяжелое нейродегенеративное заболевание [159]. Известно, что эритроциты пациентов с болезнью Альцгеймера находятся в чрезмерно окисленном состоянии [160]. α-Токоферол и каротиноиды, такие как лютеин, являются важными липофильными антиоксидантами в эритроцитах человека [161]. Было обнаружено, что уровни лютеина в эритроцитах значительно ниже у пациентов с болезнью Альцгеймера по сравнению со здоровыми людьми [162]. Пероральный прием капсул с лютеином повышает его уровень и предотвращает накопление гидроперекиси фосфолипидов в эритроцитах человека [163]. Это позволяет предположить, что пищевой лютеин может действовать как важный антиоксидант в эритроцитах, оказывая благотворное влияние на пациентов с болезнью Альцгеймера. По данным, указанным на этикетках, продукты хлореллы D и M содержат значительное количество лютеина (приблизительно 200 мг/100 г сухого веса). Было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием добровольцев для оценки влияния добавок хлореллы (8 г хлореллы в день; эквивалентно 22,9 мг лютеина в день) на уровни гидроперекиси фосфолипидов и лютеина в эритроцитах [164]. После двух месяцев приема добавок хлореллы уровни лютеина в эритроцитах увеличились в 4,6 раза, однако уровень токоферола не изменился [164]. Возможно, это связано с тем, что ежедневное потребление хлореллы может способствовать улучшению и поддержанию антиоксидантного статуса эритроцитов и уровня лютеина у человека. Эти результаты свидетельствуют о том, что добавки с хлореллой способствуют поддержанию нормальной функции эритроцитов и оказывают благотворное влияние на развитие деменции, связанной с болезнью Альцгеймера, у человека.

Большое депрессивное расстройство — широко распространенное психическое расстройство, которое значительно ухудшает качество жизни человека. Приблизительно 12% людей переживают хотя бы один эпизод депрессии в своей жизни [165]. Хотя для лечения этого недуга доступны различные антидепрессанты, значительная часть пациентов не реагирует на эти препараты, а у некоторых возникают побочные эффекты [166, 167]. По этой причине необходимы другие, альтернативные препараты, борющиеся с депрессией, и обладающие адекватной эффективностью и безопасностью. Учеными был оценен терапевтический эффект приема экстракта C. vulgaris (1,8 г в сутки) в течение шести недель среди пациентов с большим депрессивным расстройством [168]. После лечения у участников эксперимента наблюдалось улучшение физических и когнитивных симптомов депрессии [168]. Поскольку оксидативный стресс является важным патофизиологическим механизмом, лежащим в основе большого депрессивного расстройства, это нарушение было эффективно купировано с помощью антиоксидантной терапии [169, 170]. Наблюдения позволяют предположить, что терапевтическая эффективность добавок с хлореллой может быть связана с действием ее антиоксидантных питательных веществ и соединений [171].

  • Другие действия

Как известно, стресс влияет на гомеостаз, нарушая работу иммунитета. Добавки с хлореллой стимулируют пул гемопоэтических стволовых клеток и активируют лейкоциты [172]. Чтобы лучше понять влияние хлореллы (C. Vulagaris)) на гемопоэз, были измерены популяции гемопоэтических клеток в костном мозге мышей, подвергшихся однократному или многократному воздействию стрессора [173]. В результате лечения с применением любого стрессора наблюдалось снижение показателей количества гемопоэтических клеток-предшественников в костном мозге. Оба стрессора привели к снижению зрелых миелоидных и лимфоидных популяций, но не влияли на плюрипотентных гемопоэтических предшественников. Оба стрессора снизили уровни интерлейкина-1α и интерлейкина-6. Пищевые добавки хлореллы предотвратили изменения, вызванные обоими стрессорами, по всем тестируемым параметрам. Это позволяет предположить, что добавление хлореллы является эффективным средством профилактики миелосупрессии, вызванной одиночными или повторяющимися стрессорами.

Стресс обрабатывается в головном мозге через активацию различных видов нейронов. Непосредственно ранние гены, такие как c-fos, широко применяются для определения областей головного мозга, участвующий в реакции на стресс [174]. Используя экспрессию c-fos, Кейроз и др. [175] оценили влияние экстренной предварительной обработки хлореллой (C. vulgaris) на периферические и центральные реакции на стресс у принудительного плавающих крыс. Добавка хлореллы вызывала значительное снижение связанной со стрессом активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси из-за снижения экспрессии гена рилизинг-фактора кортикотропина в гипоталамическом паравентрикулярном ядре и более низкой реакции адренокортикотропного гормона. Аналогичным образом снижалась и гипергликемия, вызванная стрессом. Эти результаты показывают, что добавки с хлореллой могут уменьшить влияние стрессоров.

Водный экстракт хлореллы (C. pyrenoidosa) увеличивал продолжительность жизни мутантных по супероксиддисмутазе-1 взрослых особей Drosophila melanogaster дозозависимым образом (200–800 мкг/мл) [176]. Активное соединение было очищено и идентифицировано как фенетиламин, ароматический амин, который не проявлял активности, подобной супероксиддисмутазе. Лечение с использованием этого соединения увеличивало продолжительность жизни мутантных мух при очень низкой концентрации (60 нг/г рациона) [176]. Дополнительный прием C. sorokiniana (4 мг/мл), как сообщается, также увеличил продолжительность жизни D. melanogaster на 10% по сравнению с контрольной группой. Это может быть связано с повышенной экспрессии мРНК антиоксидантных ферментов (Cu/Zn-супероксиддисмутазы и каталазы) [177].

Однако на людях исследований положительного влияния хлореллы, описанного выше, пока не проводилось.

Заключение

Коммерчески доступные продукты хлореллы содержат различные питательные вещества, необходимые для человека, а также большое количество качественного белка, пищевых волокон и полиненасыщенных жирных кислот, в том числе α-линоленовую и линолевую кислоты. Так, продукты с хлореллой содержат витамины D2 и B12, которые отсутствуют в продуктах растительного происхождения, а также больше фолиевой кислоты и железа, чем другие растительные продукты. В исследованиях на животных и людях было представлено все больше научных доказательств пользы ежедневного потребления хлореллы. Фармакологическая активность, о которой сообщалось в исследованиях хлореллы, включает иммуномодуляцию, антиоксидантную активность и предотвращение диабета, гипертензии и гиперлипемии. Полезные свойства хлореллы могут быть связаны с синергетическим действием ряда питательных веществ и антиоксидантных соединений. В целом, информации о биологически активных соединениях хлореллы пока недостаточно, поэтому в будущих исследованиях могут быть идентифицированы новые биоактивные соединения, ответственные за ее фармакологическую активность.


Участие авторов: Т. Б., Э. О., М. Ф. и Ф. В. организовали и провели данное исследование. Т. Б. и Ф. В. написали первый черновик. Э. О. и М. В. провели редакцию рукописи. Все авторы ознакомились и согласились с опубликованной версией рукописи.

Финансирование: Данное исследование не получали внешнего финансирования.

Конфликт интересов: Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

Библиографический список

  1. Yan, N.; Fan, C.; Chen, Y.; Hu, Z. The potential for microalgae as bioreactors to produce pharmaceuticals.

Int. J. Mol. Sci. 2016, 17, 962. [CrossRef] [PubMed]

  1. Barkia, I.; Saari, N.; Manning, S.R. Microalgae for high-value products towards human health and nutrition.

Mar. Drugs 2019, 17, 304. [CrossRef] [PubMed]

  1. Beijerinck, M.W. Culturversuche mit Zoochlorellen, Lichenengonidien und anderen niederen Algen.

Botanische Zeitung 1890, 47, 725–739.

  1. Chick, H. A study of a unicellular green alga, occurring in polluted water, with especial reference to its nitrogenous metabolism. Royal Soc. Biol. Sci. Ser. B 1903, 71, 458–476.
  2. Wu, H.L.; Hseu, R.S.; Lin, L.P. Identification of Chlorella isolates using ribosomal DNA sequences.

Bot. Bull. Acad. Sin. 2001, 42, 115–121.

  1. Krienitz, L.; Hegewald, E.H.; Hepperle, D.; Huss, V.A.R.; Rohr, T.; Wolf, M. Phylogenetic relationship of

Chlorella and Parachlorella gen. nov. (Chloropyta, Trebouxiophyceae). Phycologia 2004, 43, 529–542. [CrossRef]

  1. Sorokin, C.; Myers, J. A high-temperature strain of Chlorella. Science 1953, 117, 330–331. [CrossRef]
  2. Lizzul, A.M.; Lekuona-Amundarain, A.; Purton, S.; Campos, L.C. Characterization of Chlorella sorokiniana, UTEX 1230. Biology 2018, 7, 25. [CrossRef]
  3. Montoya, E.Y.O.; Casazza, A.A.; Aliakbarian, B.; Perego, P.; Converti, A.; Carvalho, M. Production of Chlorella vulgaris as a source of essential fatty acids in a tubular photobioreactor continuously fed with air enriched with CO2 at different concentrations. Prog. 2014, 30, 916–922. [CrossRef]
  4. Rani, K.; Sandal, N.; Sahoo, P.K. A comprehensive review on chlorella-its composition, health benefits,

market and regulation scenario. Pharma Innov. J. 2018, 7, 583–589.

  1. De Ortega, A.R.; Roux, J.C. Production of Chlorella biomass in different types of Flat bioreactors in temperate Biomass 1986, 10, 141–156. [CrossRef]
  2. Ru, I.T.K.; Sung, Y.Y.; Jusoh, M.; Wahid, M.E.A. Chlorella vulgaris: A perspective on its potential for combining high biomass with high value bioproducts. Phycol. 2020, 1, 2–11. [CrossRef]
  3. Shukla, S.P.; Kvíderová, J.; Tríska, J.; Elster, J. Chlorella mirabilis as a potential species for biomass production in low-temperature environment. Microbiol. 2013, 4, 97. [CrossRef] [PubMed]
  4. Ward, V.C.A.; Rehmann, L. Rast media optimization for mixotrophic cultivation of Chlorella vulgaris. Rep.

2019, 9, 19262. [CrossRef]

  1. Komaki, H.; Yamashita, M.; Niwa, Y.; Tanabe, Y.; Kamiya, N.; Ando, Y.; Furuse, M. The effect of processing of Chlorella vulgaris: K-5 on in vitro and in vivo digestibility in rats. Feed Sci. Technol. 1998, 70, 363–366. [CrossRef]
  2. Chisti, Y. Biodiesel from microalgae. Adv. 2007, 25, 294–306. [CrossRef]
  3. Becker, E.W. Micro-algae as a sourse of protein. Adv. 2007, 25, 207–210. [CrossRef]
  4. Waghmare, A.G.; Salve, M.K.; LeBlanc, J.G.; Arya, S.S. Concentration and characterization of microalgae proteins from Chlorella pynenoidosa. Bioprocess. 2016, 3, 16. [CrossRef]
  5. Kent, M.; Welladsen, H.M.; Mangott, A.; Li, Y. Nutritional evaluation of Australian microalgae as potential human health supplements. PLoS ONE 2015, 10, e0118985. [CrossRef]
  6. Morris, S.M., Jr. Recent advances in arginine metabolism: Roles and regulation of the arginases. J. Pharm.

2009, 157, 922–930. [CrossRef]

  1. Bansal, V.; Ochoa, J.B. Arginine availability, arginase, and the immune response. Opin. Clin. Nutr. Metab. Care 2003, 6, 223–228. [CrossRef] [PubMed]
  2. Olaitan, S.A.; Northcote, D.H. Polysaccharides of Chlorella pyrenoidosa. J. 1962, 82, 509–519. [CrossRef] [PubMed]
  3. Sui, Z.; Gizaw, Y.; BeMiller, J.N. Extraction of polysaccharides from a species of Chlorella. Polym.

2012, 90, 1–7. [CrossRef] [PubMed]

  1. Yu, M.; Chen, M.; Gui, J.; Huang, S.; Liu, Y.; Shentu, H.; He, J.; Fang, Z.; Wang, W.; Zhag, Y. Preparation of Chlorella vulgaris polysaccharides and their antioxidant activity in vitro and in vivo. J. Biol. Macromol. 2019, 137, 139–150. [CrossRef] [PubMed]
  2. El-Naggar, N.E.A.; Hussein, M.H.; Shaaban-Dessuuki, S.A.; Dalal, S.R. Production, extraction and characterization of Chlorella vulgaris soluble polysaccharaides and their applications in AgNPs biosynthesis and biostimulation of plant growth. Rep. 2020, 10, 3011. [CrossRef]
  3. Tabarsa, M.; Shin, I.S.; Lee, J.H.; Surayot, U.; Park, W.J.; You, S.G. An immune-enhancing water-soluble a-glucan from Chlorella vulgaris and structural characteristics. Food Sci. Biotechnol. 2015, 24, 1933–1941. [CrossRef]
  4. Ötles, S.; Pire, R. Fatty acid composition of Chlorella and Spirulina microalgae species. AOAC Int. 2001, 84, 1708–1714. [CrossRef]
  5. Panahi, Y.; Khosroshahi, A.Y.; Sahebkar, A.; Heidari, H.R. Impact of cultivation condition and media content on Chlorella vulgaris Adv. Pharm. Bull. 2019, 9, 182–194. [CrossRef]
  6. Chiu, S.Y.; Kao, C.Y.; Chen, T.Y.; Chang, Y.B.; Kuo, C.M.; Lin, C.S. Cultivation of microalgal Chlorella for biomass and lipid production using wastewater as nutrient resource. Technol. 2015, 184, 179–189. [CrossRef]
  7. Mao, X.; Wu, T.; Sun, D.; Zhang, Z.; Chen, F. Differential responses of the green microalga Chlorella zofingiensis

to the starvation of various nutrients for oil and astaxanthin production. Bioresour. Technol. 2018, 249, 791–798. [CrossRef]

  1. Woortman, D.V.; Fuchs, T.; Striegel, L.; Fuchs, M.; Weber, N.; Brück, T.B.; Rychlik, M. Microalae a superior source of folates: Quantification of folates in halophile microalgae by stable isotope dilution Front. Bioeng. Biotechnol. 2020, 7, 481. [CrossRef] [PubMed]
  2. Lips, P. Vitamin D physiology. Biophys. Mol. Biol. 2006, 92, 4–8. [CrossRef] [PubMed]
  3. Taofiq, O.; Fernandes, A.; Barreiro, M.F.; Ferreira, I.C.F.R. UV-irradiated mushrooms as a source of vitamin D2: A review. Trends Food Sci. Technol. 2017, 70, 82–94. [CrossRef]
  4. Holman, E.H.; Martin, B.R.; Lackcik, P.L.; Godeon, D.T.; Fleet, J.C.; Weaver, C.M. Bioavailability and efficacy

of vitamin D2 from UV-irradiated yeast in growing, vitamin D-deficient rats. J. Agric. Food Chem. 2011, 59, 2341–2346.

  1. Ložnjak, P.; Jakobsen, J. Stability of vitamin D3 and vitamin D2 in oil, fish and mushrooms after household Food Chem. 2018, 254, 144–149. [CrossRef]
  2. Cardwell, G.C.; Bornman, J.F.; James, A.P.; Black, L.J. A review of mushrooms as a potential source of dietary vitamin D. Nutrients 2018, 10, 1498. [CrossRef]
  3. Weete, J.D.; Abril, M.; Blackwell, M. Phylogenetic distribution of fungal sterols. PLoS ONE 2010, 5, e10899. [CrossRef]
  4. Huang, G.; Cai, W.; Xu, B. Vitamin D2, ergosterol, and vitamin B2 content in commercially dried mushrooms.

Int. J. Vitam. Nutr. Res. 2016, 1, 1–10.

  1. Urbain, P.; Singler, F.; Ihorst, G.; Biesalski, H.K.; Bertz, H. Bioavailability of vitamin D2 from UV-B-irradiated button mushrooms in healthy adults deficient in serum 25-hydroxyvitamin D: A randomized controlled trial. J. Clin. Nutr. 2011, 65, 965–971. [CrossRef]
  2. Cashman, K.D.; Kiely, M.; Seamans, K.M.; Urbain, P. Effect of Ultraviolet light-exposed mushrooms on vitamin D status: Liquid chromatography-tandem mass spectrometry reanalysis of biobanked sera from a randomized controlled trial and a systematic review plus meta-analysis. Nutr. 2016, 146, 565–575. [CrossRef]
  3. Klosty, M.; Bergmann, W. Sterols of algae. III. The occurrence of ergosterol in Chlorella pyranoidosa. Am. Chem. Soc. 1952, 74, 1601. [CrossRef]
  4. Patterson, G.W. Sterols of Chlorella. II. The occurrence of an unusual sterol mixture in Chlorella vulgaris. Physiol. 1967, 42, 1457–1459. [CrossRef] [PubMed]
  5. Wu, J.; Liu, C.; Lu, Y. Preparative separation of phytosterol analogues from green alga Chlorella vulgaris using recycling counter-current chromatography. Separ. Sci. 2017, 40, 2326–2334. [CrossRef] [PubMed]
  6. Wilson, L.R.; Tripkovic, L.; Hart, K.H.; Lanham-New, S.A. Vitamin D deficiency as a public health issue: Using vitamin D2 or vitamin D3 in future fortification strategies. Nutr. Soc. 2017, 106, 481–490. [CrossRef]
  7. Selhub, ; Jacques, P.F.; Bostom, A.G.; D’Agostino, R.B.; Wilson, P.W.F.; Belanger, A.J.; O’Leary, D.H.; Wolf, P.A.; Schaffer, E.J.; Rosenberg, I.H. Association between plasma homocysteine concentrations and extracranial carotid-artery stenosis. N. Engl. J. Med. 1995, 332, 286–291. [CrossRef]
  8. Ganguly, P.; Alam, S.F. Role of homocysteine in the develop of cardiovascular disease. J. 2015, 14, 6. [CrossRef]
  9. Green, R.; Allen, L.H.; Bjorke-Mercado, A.L.; Brto, A.; Gueant, J.L.; Miller, J.W.; Molloy, A.M.; Nexo, E.; Stabler, S.; Toh, B.H.; et al. Vitamin B12 Nat. Rev. Dis. Prim. 2017, 3, 17040. [CrossRef]
  10. Miller, J.W.; Ribaya-Meercado, J.D.; Russell, R.M.; Shepard, D.C.; Morrow, F.D.; Cochary, E.F.; Sadowski, J.A.;

Gershoff, S.N.; Selhub, J. Effect of vitamin B6-deficiency on fasting plasma homocysteine concentrations.

Am. J. Clin. Nutr. 1992, 55, 1154–1160. [CrossRef]

  1. Forges, T.; Monnier-Barbarino, P.; Alberto, J.M.; Gueant-Rodriguez, R.M.; Daval, J.L.; Gueant, J.L. Impact of folate and homocysteine metabolism on human reproductive health. Reprod. Update 2007, 13, 225–238. [CrossRef]
  2. Celik, S.F.; Celik, E. Subclinical atherosclerosis and impaired cardiac autonomic control in pediatric patients with vitamin B12 Niger. J. Clin. Pract. 2018, 21, 1012–1016.
  3. Bunout, D.; Petermann, M.; Hirsch, S. Low serum folate but normal homocysteine levels in patients with

atherosclerotic vascular disease and matched healthy controls. Nutrition 2000, 16, 434–438. [CrossRef]

  1. Czeizel, A.E.; Dudás, I.; Vereczkey, A.; Bránhidy, F. The prevention of neural-tube defects and congenital heart defects. Nutrients 2013, 5, 4760–4775. [CrossRef] [PubMed]
  2. Gorelova, V.; Ambach, L.; Rébeillé, F.; Stove, C.; Van der Straeten, D. Fotes in plants: Research advances and progress in crop biofortification. Chem. 2017, 5, 21. [CrossRef] [PubMed]
  3. Delchier, N.; Herbig, A.L.; Rychlik, M.; Renard, M.G.C. Folates in fruits and vegetables: Contents, processing and stability. Rev. Food Sci. Food Saf. 2016, 15, 506–528. [CrossRef]
  4. Watanabe, F.; Bito, T. Corrinoids in food and biological samples. In Frontiers in Natural Product Chemistry; Atta-ur-Rahman, Ed.; Bentham Science Publishers: Dubai, UAE, 2016; Volume 2, pp. 229–244.
  5. Watanabe, F.; Bito, T. Vitamin B12 sources and microbial interaction. Biol. Med. 2018, 243, 148–158. [CrossRef]
  6. Bito, T.; Tanioka, Y.; Watanabe, F. Characterization of vitamin B12 compounds from marine foods. Sci.

2018, 84, 747–755. [CrossRef]

  1. Kittaka-Katsura, H.; Fujita, T.; Watanabe, F.; Nakano, Y. Purification and characterization of a corrinoid compound from Chlorella Tablets as an algal health food. Agric. Food Chem. 2002, 50, 4994–4997. [CrossRef]
  2. Bito, T.; Bito, M.; Asai, Y.; Takenaka, S.; Yabuta, Y.; Tago, K.; Ohnishi, M.; Mizoguchi, T.; Watanabe, F. Characterization and quantitation of vitamin B12 compounds in various Chlorella J. Agric. Food Chem. 2016, 64, 8516–8524. [CrossRef]
  3. Watanabe, F.; Abe, K.; Takenaka, S.; Tamura, Y.; Maruyama, I.; Nakano, Y. Occurrence of cobalamin coenzymes in the photosynthetic green alga, Chlorella vulgaris. Biotechnol. Biochem. 1997, 61, 896–897. [CrossRef]
  4. Rauma, A.L.; Törrönen, R.; Hänninen, O.; Mykkänen, H. Vitamin B12 status of long-term adherents of strict uncooked vegan diet (“living food diet”) is comprised. Nutr. 1995, 125, 2511–2515.
  5. Merchant, R.E.; Phillips, T.W.; Udani, J. Nutritional supplementation with Chlorella pyrenoidosa lowers serum methylmalonic acid in vegans and vegetarians with a suspected vitamin B12 J. Med. Food 2015, 18, 1357–1362. [CrossRef] [PubMed]
  6. Camaschella, C. Iron-deficiency anemia. Engl. J. Med. 2015, 372, 1832–1843. [CrossRef] [PubMed]
  7. Adrogué, H.J.; Madias, N.E. Sodium and potassium in pathogenesis of hypertension. Engl. J. Med. 2007,

356, 1966–1978. [CrossRef] [PubMed]

  1. Hentze, M.W.; Muckenthaler, M.U.; Galy, B.; Camaschella, C. Two to tango: Regulation of mammalian iron Cell 2010, 142, 24–38. [CrossRef] [PubMed]
  2. Gibson, R.S.; Raboy, V.; King, J.C. Implication of phytate in plant-based foods for iron and zinc bioavailability, setting dietary requirements, and formulating programs and policies. Rev. 2018, 76, 793–804. [CrossRef] [PubMed]
  3. Gao, F.; Guo, W.; Zeng, M.; Feng, Y.; Feng, G. Effect of microalgae as iron supplements on ion-deficiency

anemia in rats. Food Funct. 2019, 10, 723–732. [CrossRef]

  1. Nakano, S.; Takekoshi, H.; Nakano, M. Chlorella pyrenoidosa supplementation reduces the risk of anemia, proteinuria and edema in pregnant women. Plant Food Hum. Nutr. 2010, 65, 25–30. [CrossRef]
  2. Rayman, M.P. The importance of selenium to human health. Lancet 2000, 356, 233–241. [CrossRef]
  3. Allen, C.B.; Lacourciere, G.M.; Stadtman, T.C. Responsiveness of selenoproteins to dietary selenium.

Ann. Rev. Nutr. 1999, 19, 1–16. [CrossRef]

  1. Sunde, R.A. Handbook of nutritionally essential mineral elements. In Handbook of Nutritionally Essential Mineral Elements; O’Dell, B.L., Sunde, R.A., Eds.; Marcel Dekker Inc: New York, NY, USA, 1997; pp. 493–556.
  2. White, P.J.; Brown, H.C.; Parmaguru, P.; Fritz, M.; Spracklen, W.P.; Spiby, R.E.; Meacham, M.C.; Trueman, L.J.; Smith, B.M.; Thomas, B.; et al. Interactions between selenium and Sulphur nutrition in Arabidopsis thaliana. Exp. Bot. 2004, 55, 1927–1937. [CrossRef]
  3. Doucha, J.; Lívanský, K.; Kotrbácˇek, V.; Zachleder, V. Production of Chlorella biomass enriched by selenium and its use in animal nutrition: A review. Microbiol. Biotechnol. 2009, 83, 1001–1008. [CrossRef] [PubMed]
  4. Sun, X.; Zhong, Y.; Huang, Z.; Yang, Y. Selenium accumulation in unicellular green alga Chlorella vulgaris and its effects on antioxidant enzymes and content of photosynthetic pigments. PLoS ONE 2014, 9, e112270. [CrossRef] [PubMed]
  5. Chen, T.F.; Zheng, W.J.; Wong, Y.S.; Yang, F. Selenium-induced changes in activities of antioxidant enzymes and content of photosynthetic pigments in Spirulina platensis. Integr. Plant. Biol. 2008, 50, 40–48. [CrossRef] [PubMed]
  6. Nisar, N.; Li, L.; Lu, S.; Khin, N.C.; Pogson, B.J. Carotenoid metabolism in plants. Plant. 2015, 8, 68–82. [CrossRef]
  7. Sathasivam, R.; Radhakrishnan, R.; Hashem, A.; Abd_Allah, E.F. Microalgae metabolites: A rich source for food and medicine. Saudi J. Biol. Sci. 2019, 26, 709–722. [CrossRef]
  8. Raja, R.; Hemaiswarya, S.; Rengasamy, R. Exploitation of Dunaliella for β-carotene production.

Appl. Microbiol. Biotechnol. 2007, 74, 517–523. [CrossRef]

  1. Boussiba, S.; Bing, W.; Yuan, J.P.; Zarka, A.; Chen, F. Changes in pigments profile in the green alga

Haeamtococcus pluvialis exposed to environmental stresses. Biotechnol. Lett. 1999, 20, 601–604. [CrossRef]

  1. O’Sullivan, A.M.; O’Callaghan, Y.C.; O’Connor, T.P.; O’Brien, N.M. The content and bioaccessibility of carotenoids from selected commercially available health supplements. Nutr. Soc. 2011, 70, E62. [CrossRef]
  2. Guedes, A.C.; Amaro, H.M.; Malcata, F.X. Microalgae as sources of carotenoids. Drugs 2011, 9, 625–644. [CrossRef]
  3. Plaza, M.; Herrero, M.; Cifuentes, A.; Ibα´añez, E. Innovative natural functional ingredients from microalgae.
  4. Agric. Food Chem. 2009, 57, 7159–7170. [CrossRef]
  5. Lui, J.; Sun, Z.; Gerken, H.; Liu, S.; Jiang, Y.; Chen, F. Chlorella zofingiensis as an alternative microalgal producer of astaxanthin: Biology and industrial potential. Drugs 2014, 12, 3487–3515.
  6. McFarlane, S.I.; Jean-Lours, G.; Zizi, F.; Whaley-Connel, A.T.; Ogedegbe, O.; Nakaryus, A.N.; Maraj, I. Hypertension in the high-cardiovascular-risk populations. J. Hypertens. 2012, 2011, 746369. [CrossRef] [PubMed]
  7. Yamori, Y. Experimental evidence for dietary prevention of cardiovascular disease. Exp. Pharm. Physiol.

1989, 16, 303–307. [CrossRef] [PubMed]

  1. Sansawa, H.; Takahashi, M.; Tsuchikura, S.; Endo, H. Effect of Chlorella and its fractions on blood pressure, cerebral stroke lesions, and life-span in stroke-prone spontaneously hypertensive rats. Nutr. Sci. Vitam. 2006, 52, 457–466. [CrossRef] [PubMed]
  2. Merchant, R.E.; Andre, C.A.; Sica, D.A. Nutritional supplementation with Chlorella pyrenoidosa for mild to moderate hypertension. Med. Food 2002, 5, 141–152. [CrossRef] [PubMed]
  3. Vlachopoulos, C.; Aznaouridis, K.; Terentes-Printzios, D.; Ioakeimidis, N.; Stefanadis, C. Prediction of cardiovascular events and all-cause mortality with brachial-ankle elasticity index: A systematic review and meta-analysis. Hypertension 2012, 60, 556–562. [CrossRef]
  4. Plantinga, Y.; Ghiadoni, L.; Magagna, A.; Giannarelli, C.; Franzoni, F.; Salvetti, A. Supplementation with vitamins C and E improves arterial stiffness and endothelial function in essential hypertensive patients. J. Hypertens. 2007, 20, 392–397. [CrossRef]
  5. Nestel, P.J.; Pomeroy, S.E.; Sasahara, T.; Yamashita, T.; Ling, Y.L.; Dart, A.M.; Jennings, G.L.; Abbey, M.; Cameron, J.D. Arterial compliance in obese subjects is improved with dietary plant n-3 fatty acid from flaxseed oil despite increased LDL oxidizability. Thromb. Vasc. Biol. 1997, 17, 1163–1170. [CrossRef]
  6. He, F.J.; Marciniak, M.; Carney, C.; Markandu, N.D.; Anand, V.; Fraser, W.D.; Dalton, R.N.; Kaski, J.C.; MacGregor, G.A. Effects of potassium chloride and potassium bicarbonate on endothelial function, cardiovascular risk factors, and bone turnover in mild hypertensives. Hypertension 2010, 55, 681–688. [CrossRef]
  7. Kinlay, S.; Creager, M.A.; Fukumoto, M.; Hikita, H.; Fang, J.C.; Selwyn, A.P.; Ganz, P. Endothelium-derived nitric oxide regulates arterial elasticity in human arteries in vivo. Hypertension 2001, 38, 1049–1053. [CrossRef]
  8. Osuki, T.; Shimizu, K.; Iemitsu, M.; Kono, I. Multicomponent supplement containing Chlorella decreases arterial stiffness in healthy young men. Clin. Biochem. Nutr. 2013, 53, 166–169. [CrossRef] [PubMed]
  9. Otuski, T.; Shimizu, K.; Maeda, S. Changes in arterial stiffness and nitric oxide production with Chlorella-derived multicomponent supplementation in middle-aged and older individuals. Clin. Biochem. Nutr. 2015, 57, 228–232. [CrossRef] [PubMed]
  10. Fallah, A.A.; Sarmast, E.D.; Dehkordi, S.H.; Engardeh, J.; Mahmoodnia, L.; Khaledifar, A.; Jafari, T. Effect of

Chlorella supplementation on cardiovascular risk factors: A meta-analysis of randomized controlled trials.

Clin. Nutr. 2018, 37, 1892–1901. [CrossRef] [PubMed]

  1. Mora, S.; Otvos, J.D.; Rifai, N.; Rosenson, R.S.; Buring, J.E.; Ridker, P.M. Lipoprotein particle profiles by nuclear magnetic resonance compared with standard lipids and apolipoproteins in predicting incident cardiovascular disease in women. Circulation 2009, 119, 931–939. [CrossRef]
  2. Nordestgaard, B.G.; Benn, M.; Schnohr, P.; Tybjaerg-Hansen, A. Nonfasting triglycerides and risk of myocardial infarction, ischemic heart disease, and death in men and women. Am. Med Assoc. 2007, 298, 299–308. [CrossRef]
  3. Sacks, F.M.; Alaupovic, P.; Moye, L.A.; Cole, T.G.; Sussex, B.; Stampfer, M.J.; Pfeffer, M.A.; Braunwald, E.

VLDL, apolipoproteins B, CIII and E, and risk of recurrent coronary events in the cholesterol and recurrent events (CARE) trial. Circulation 2000, 102, 1886–1892. [CrossRef]

  1. Adnerson, J.W.; Deakins, D.A.; Bridges, S.R. Soluble fiber: Hypocholesteromic effects and proposed

mechanisms. In Dietary Fiber: Chemistry, Physiology and Health Effects; Kritchevsky, D., Bonfield, C., Anderson, J.W., Eds.; Plenum Press: New York, NY, USA, 1990; pp. 339–363.

  1. Cherng, J.Y.; Shih, M.F. Preventing dyslipidemia by Chlorella pyrenoidosa in rats and hamsters after chronic high fat diet treatment. Life Sci. 2005, 76, 3001–3013. [CrossRef]
  2. Shibata, S.; Oda, K.; Onodera-Masuoka, N.; Matsubara, S.; Kikuchi-Hayakawa, H.; Ishikawa, F.; Iwabuchi, A.; Sansawa, H. Hypocholesteromic effect of indigestible fraction of Chlorella regularis in cholesterol-fed rats.
  3. Nutr. Sci. Vitam. 2001, 47, 373–377. [CrossRef]
  4. Shibata, S.; Hayakawa, K.; Egashira, Y.; Sanada, H. Hypocholesteromic mechanism of Chlorella: Chlorella and its indigestible fraction enhance hepatic cholesterol catabolism through up-regulation of cholesterol 7α-hydroxylase in rats. Biotechnol. Biochem. 2007, 71, 916–925. [CrossRef]
  5. Sansawa, H.; Inoue, K.; Shirai, T. Effect of Chlorella tablet ingestion on mild hypercholesterolemic patients.
  6. Jpn. Soc. Food Sci. Technol. 2002, 49, 167–173. [CrossRef]
  7. Ryu, N.H.; Lim, Y.; Park, J.E.; Kim, J.; Kim, J.Y.; Kwon, S.W.; Kwon, O. Impact of daily Chlorella consumption on serum lipid and carotenoid profiles in mild hypercholesterolemic adults: A double-blinded, randomized, placebo-controlled study. J. 2014, 13, 57. [CrossRef] [PubMed]
  8. Kim, S.; Kim, J.; Lim, Y.; Kim, Y.J.; Kim, J.Y.; Kwon, O. A dietary cholesterol challenge study to assess Chlorella supplementation in maintaining healthy lipid levels in adults: A double-blinded, randomized, placebo-controlled study. J. 2016, 15, 54. [CrossRef] [PubMed]
  9. Caruso, R.; Magon, A.; Baroni, I.; Dellafiore, F.; Arrigoni, C.; Pittella, F.; Ausili, D. Health literacy in type 2 diabetes patients: A systematic review of systematic reviews. Acta Diabetol. 2018, 55, 1–2. [CrossRef] [PubMed]
  10. Schwingshackl, L.; Chaimani, A.; Hoffmann, G.; Schwedhelm, C.; Boeing, H. Impact of different dietary

approaches on glycemic control and cardiovascular risk factors in patients with type 2 diabetes: A protocol for a systematic review and network meta-analysis. Sys. Rev. 2017, 6, 57. [CrossRef]

  1. De Groot, M.; Anderson, R.; Freedland, K.E.; Clouse, R.E.; Lustman, P.J. Association for depression and diabetes complications: A meta-analysis. Med. 2001, 63, 619–630. [CrossRef]
  2. Shibata, S.; Natori, Y.; Nishihara, T.; Tomisaka, K.; Matsumoto, K.; Sansawa, H.; Nguyen, V.C. Antioxidant and anti-cataract effects of Chlorella on rats with streptozotocin-induced diabetes. Nutr. Sci. Vitam. 2003, 49, 334–339. [CrossRef]
  3. Cherng, J.Y.; Shih, M.F. Potential hypoglycemic effects of Chlorella in streptozotocin-induced diabetic mice.

Life Sci. 2005, 77, 980–990.

  1. Cherng, J.Y.; Shih, M.F. Improving glycogenesis in streptozotocin (STZ) diabetic mice after administration of green algae Chlorella. Life Sci. 2006, 78, 1181–1186. [CrossRef]
  2. Vecina, J.F.; Oliveira, A.G.; Araujo, T.G.; Baggio, S.R.; Torello, C.O.; Saad, M.J.A.; Queiroz, L.S. Chlorella modulates insulin signaling pathway and prevents high-fat diet-induced insulin resistance in mice. Life Sci. 2014, 95, 45–52. [CrossRef]
  3. Horii, N.; Hasegawa, N.; Fujii, S.; Uchida, M.; Iemitsu, K.; Inoue, K.; Iemitsu, M. Effect of combination of

chlorella intake and aerobic exercise training on glycemic control in type 2 diabetic rats. Nutrition 2019,

63–64, 45–50. [CrossRef]

  1. Itakura, H.; Kobayashi, M.; Nakamura, S. Chlorella ingestion suppresses resistin gene expression in peripheral blood cells of borderline diabetics. Nutr. ESPEN 2015, 10, e95–e101. [CrossRef] [PubMed]
  2. Li, L.; Kim, Y.; Lee, Y.W. Chlorella vulgaris extract ameliorates carbon tetrachloride-induced acute hepatic injury in mice. Toxicol. Pathol. 2013, 65, 73–80. [CrossRef] [PubMed]
  3. Paradis, V.; Bedossa, P. Definition and natural history of metabolic steatosis: Histology and cellular aspects.

Diabetes Metab. 2008, 34, 638–642. [CrossRef]

  1. Schwimmer, J.B.; Deutsch, R.; Kahen, T.; Lavine, J.E.; Stanley, C.; Behling, C. Prevalence of fatty liver in children and adolescents. Pediatrics 2006, 118, 1388–1393. [CrossRef] [PubMed]
  2. Ben, M.D.; Polimeni, L.; Baratta, F.; Pastori, D.; Loffredo, L.; Angelico, F. Modern approach to the clinical

management of non-alcoholic fatty liver disease. World J. Gastroentrol. 2014, 20, 8341–8350. [CrossRef]

  1. Yki-Järvinen, H. Non-alcoholic fatty liver disease as a cause and a consequence of metabolic syndrome.

Lancet Diabetes Endocrinol. 2014, 2, 901–910. [CrossRef]

  1. Ebrahimi-Mameghani, ; Sadeghi, Z.; Farhangi, M.A.; Vaghef-Mehrabany, E.; Aliashrafi, S. Glucose homeostasis, insulin resistance and inflammatory biomarkers in patients with non-alcoholic fatty liver disease: Beneficial effects of supplementation with microalgae Chlorella vulgaris: A double-blind placebo-controlled randomized clinical trial. Clin. Nutr. 2017, 36, 1001–1006. [CrossRef]
  1. Ebrahimi-Mameghani, M.; Aliashrafi, S.; Javadzadeh, Y.; AsghariJafarabadi, M. The effect of Chlorella vulgaris supplementation on liver enzymes, serum glucose and lipid profile in patients with non-alcoholic fatty liver Health Promot. Perspect. 2014, 4, 107–115.
  2. Azocar, J.; Diaz, A. Efficacy and safety of Chlorella supplementation in adults with chronic hepatitis C virus

infection. World J. Gastroenterol. 2013, 19, 1085–1090. [CrossRef]

  1. Schecter, A.; Startin, J.; Wright, C.; Kelly, M.; Papke, O.; Lis, A.; Ball, M.; Olson, J.R. Dioxins in, U.S. food and estimated daily intake. Chemosphere 1994, 29, 2261–2265. [CrossRef]
  2. Ven den Berg, M.; Jongh, J.; Poiger, H.; Olson, J.R. The toxicokinetics and metabolism of polychlorinated dibenzo-p-dioxins (PCDDs) and dibenzofurans (PCDFs) and their relevance for toxicity. Rev. Toxicol. 1994, 24, 1–74. [CrossRef] [PubMed]
  3. Schecter, A.; Papke, O.; Lis, A.; Ball, M.; Ryan, J.J.; Olson, J.R.; Li, L.; Kessler, H. Decrease in milk and blood dioxin levels over two years in a mother nursing twins: Estimates of decreased maternal and increased infant dioxin body burden from nursing. Chemosphere 1996, 32, 543–549. [CrossRef]
  4. Masuda, Y.; Kuroki, H.; Haraguchi, H.; Nagayama, J. PCB and PCDF congeners in the blood and tissues of Yusho and Yu-cheng patients. Health Perspect. 1985, 59, 53–58.
  5. Morita, K.; Matsueda, T.; Iida, T.; Hasegawa, T. Chlorella accelerates dioxin excretion in rats. Nutr. 1999,

129, 1731–1736. [CrossRef] [PubMed]

  1. Kinze, M.G.; Dolbere, F.A.; Carroll, K.L.; Moore, D.H., II; Felton, J.S. Effect of cooking time and temperature on the heterocyclic amine content of fried beef patties. Food Chem. Toxicol. 1994, 32, 595–603.
  2. Lee, I.; Tran, M.; Evans-Nguyen, T.; Stickle, D.; Kim, S.; Han, J.; Park, J.Y.; Yang, M. Detoxification of chlorella supplement on heterocyclic amines in Korean young adults. Toxicol. Pharm. 2015, 39, 441–446. [CrossRef]
  3. Harding, G.; Dalziel, J.; Vass, P. Bioaccumulation of methylmercury within the marine food web of the outer bay of Fundy, gulf of maine. PLoS ONE 2018, 13, e0197220. [CrossRef]
  4. His, H.C.; Hsu, Y.W.; Chang, T.C.; Chien, L.C. Methylmercury concentration in fish and risk-benefit assessment of fish intake among pregnant versus infertile women in Taiwan. PLoS ONE 2016, 11, e0155704.
  5. Uchikawa, T.; Yasutake, ; Kumamoto, Y.; Maruyama, I.; Kumamoto, S.; Ando, Y. The influence of Parachlorella beijerinckii CK-5 on the absorption and excretion of methylmercury (MeHg) in mice.
  6. Toxicol. Sci. 2010, 35, 101–105. [CrossRef]
  7. Maruyama, I.; Uchikawa, T.; Kanno, T.; Ando, Y.; Kitsuki, H.; Yasutake, A. Chlorella supplementation decreases methylmercury concentrations of hair and blood in healthy volunteers. Toxicol. Sci. 2018, 5, 117–122. [CrossRef]
  8. Miettinen, J.K.; Rahola, T.; Hattula, T.; Rissanen, K.; Tillander, M. Elimination of 203Hg-methylmercury in

man. Ann. Clin. Res. 1971, 3, 116–122. [PubMed]

  1. Ballatori, N.; Clarkson, T.W. Biliary transport of glutathione and methylmercury. J. Physiol 1983, 244, G435–G441. [CrossRef] [PubMed]
  2. Fujiwara, Y.; Sinpo, K.; Imae, Y.; Nonomura, M.; Hirakawa, K. Effect of Chlorella vulgaris strain CK-5 on the

frequency of bowel movement in humans. Ipn. J. Nutr. 1998, 56, 253–263.

  1. Nauta, A.; Engels, F.; Knippples, L.M.; Garssen, J.; Nijkamp, F.; Redegeld, F.A. Mechanisms of allergy and Eur. J. Pharmcol. 2008, 585, 354–360. [CrossRef] [PubMed]
  2. Zhu, J.; Paul, W.E. CD4 T cells: Fates, functions, and faults. Blood 2008, 112, 1557–1569. [CrossRef] [PubMed]
  3. Luckheeram, V.; Zhou, R.; Verma, A.D.; Xia, B. CD4+ cells: Differentiation and functions.

Clin. Dev. Immunol. 2012, 2012, 925135. [CrossRef]

  1. Bancroft, G.J.; Schreiber, R.D.; Unanue, E.R. Natural immunity: A T-cell-independent pathway of macrophage activation, defined in the scid mouse. Rev. 1991, 124, 5–24. [CrossRef]
  2. Wynn, T.A.; Jankovic, D.; Hieny, S.; Cheever, A.W.; Sher, A. IL-12 enhances vaccine induced immunity to Schistosomiasia mansoni in mice and decreases T helper 2 cytokine expression, IgE production, and tissue J. Immumol. 1995, 154, 4701–4709.
  3. Galli, S.J.; Tsai, M. IgE and mast cells in allergic disease. Med. 2012, 18, 693–704. [CrossRef]
  4. Hasegawa, T.; Ito, K.; Ueno, S.; Kumamoto, ; Ando, Y.; Yamada, A.; Nomoto, K.; Yasunobu, Y. Oral administration of hot water extracts of Chlorella vulgaris reduces IgE production against milk casein in mice. Int. J. Immunopharmacol. 1999, 21, 311–323. [CrossRef]
  5. Hsu, H.Y.; Jeyashoke, N.; Yeh, C.H.; Song, Y.J.; Hua, K.F.; Chao, L.K. Immunostimulatory bioactivity of algal polysaccharides from Chlorella pyrenoidosa activates macrophages via Toll-like receptor 4. Agric. Food Chem. 2010, 58, 927–936. [CrossRef] [PubMed]
  6. Eder, C. Mechanisms of interkeukin-1β Immnobiology 2009, 214, 543–553. [CrossRef] [PubMed]
  7. Halperin, S.A.; Smith, B.; Nolan, C.; Shay, J.; Kralovec, J. Safety and immunoenhancing effect of a Chlorella-derived dietary supplement in healthy adults undergoing influenza vaccination: Randomized, double-bind, placebo-controlled trial. Med Assoc. J. 2003, 169, 111–117.
  8. Lamm, M.E.; Nedrud, J.G.; Kaetzel, C.S.; Mazanec, M.B. IgA and mucosal defense. Acta Pathol. Microbiol. Scand. 1995, 103, 241–246. [CrossRef] [PubMed]
  9. Otsuki, T.; Shimizu, K.; Iemitsu, M.; Kono, I. Salivary secretory immunoglobulin a secretion increases after 4-weeks ingestion of chlorella-derived multicomponent supplement in humans: A randomized cross over Nutr. J. 2011, 10, 91. [CrossRef] [PubMed]
  10. Abel, A.M.; Yang, C.; Thakar, S.; Malarkannan, S. Natural killer cells: Development, maturation, and clinical utilization. Front. Immunol. 2018, 9, 1869. [CrossRef]
  11. Kwak, J.H.; Baek, S.H.; Woo, Y.; Han, J.K.; Kim, B.G.; Kim, O.Y. Beneficial immunostimulatory effect of

short-term Chlorella supplementation: Enhancement of Natural Killer cell activity and early inflammatory response (randomized, double-blinded, placebo-controlled trial). Nutr. J. 2012, 11, 53. [CrossRef]

  1. Konishi, F.; Tanaka, K.; Himeno, K.; Taniguchi, K.; Nomoto, K. Antitumor effect induced by a hot water extract

of Chlorella vultaris (CE): Resistance to Meth-A tumor growth mediated by CE-induced polymorphonuclear leukocytes. Cancer Immunol. Immunother. 1985, 19, 73–78. [CrossRef]

  1. Tanaka, K.; Tomita, Y.; Tsuruta, M.; Konishi, F.; Okuda, M.; Himeno, K. Oral administration of Chlorella vulgaris augments concomitant antitumor immunity. Immunotoxicol. 1990, 12, 277–291. [CrossRef]
  2. Wu, L.C.; Ho, J.A.; Shieh, M.C.; Lu, I.W. Antioxidant and antiproliferatives of Spirulina and Chlorella water J. Agric. Food Chem. 2005, 53, 4207–4212. [CrossRef]
  3. Cha, K.H.; Koo, S.Y.; Lee, D.U. Antiproliferative effects of carotenoids extracted from Chlorella ellipsoidea

and Chlorella vulgaris on human colon cancer cells. J. Agric. Food Chem. 2008, 56, 10521–10526. [CrossRef] [PubMed]

  1. Romos, A.L.; Torello, C.O.; Queiroz, M.L.S. Chlorella vulgaris modulates immunomyelopoietic activity and enhances the resistance of tumor-bearing mice. Cancer 2010, 62, 1170–1180. [CrossRef] [PubMed]
  2. Noda, K.; Tanaka, K. A water-soluble glycoprotein from Chlorella vulgaris. Planta Med. 1996, 62, 423–426. [CrossRef] [PubMed]
  3. Noda, K.; Ohno, N.; Tanaka, K. A new type of biological response modifier from Chlorella vulgaris which needs protein moiety to show antitumor activity. Res. 1998, 12, 309–319. [CrossRef]
  4. Hasegawa, T.; Matsuguchi, T.; Noda, K.; Tanaka, K.; Kumamoto, S.; Shoyama, Y.; Yoshikai, Y. Toll-like receptor 2 is at least partly involved in the antitumor activity of glycoprotein from Chlorella vulgaris. Immunopharmacol. 2002, 2, 579–589. [CrossRef]
  5. Selkoe, D.J. Alzheimer’s disease: Genes, proteins, and therapy. Rev. 2001, 81, 741–766. [CrossRef]
  6. Bosman, G.J.; Barholomeus, I.G.; de Man, A.J.; van Kalmthout, P.J.; de Grip, W.J. Erythrocyte membrane characteristics indicate abnormal cellular aging in patients with Alzheimer’s disease. Aging. 1991, 12, 13–18. [CrossRef]
  7. Nakagawa, K.; Kiko, T.; Hatade, K.; Asai, A.; Kumra, F.; Sookwong, P.; Tsuduki, T.; Arai, H.; Miyazawa, T. Development of a high-performance liquid chromatography-based assay for carotenoids in human red blood cells: Application to clinical studies. Biochem. 2008, 381, 129–134. [CrossRef]
  8. Kiko, T.; Nakagawa, K.; Tsuduki, T.; Suzuki, T.; Arai, H.; Miyazawa, T. Significance of lutein in red blood cells of Alzheimer’s disease patients. Alzheimers Dis. 2012, 28, 593–600. [CrossRef]
  9. Nakagawa, K.; Kiko, T.; Hatade, K.; Sookwong, P.; Arai, H.; Miyazawa, T. Antioxidant effect of lutein towards

phospholipid hydroperoxidation in human erythrocytes. Br. J. Nutr. 2009, 102, 1280–1284. [CrossRef]

  1. Miyazawa, T.; Nakagawa, K.; Takekoshi, H.; Higuchi, O.; Koto, S.; Kondo, M.; Kimura, F.; Miyazawa, T. Ingestion of Chlorella reduced the oxidation of erythrocyte membrance lipids in senior Japanese subjects.
  2. Oleo Sci. 2013, 62, 873–881. [CrossRef] [PubMed]
  3. Andrade, L.; Caraveo-Anduaga, J.J.; Berglung, P.; Bijl, R.V.; de Graaf, R.; Vollebergh, W.; Dragomirecka, E.; Kohn, R.; Keller, M.; Kessler, R.; et al. The epidemiology of major depressive episodes: Results from the international consortium of psychiatric epidemiology (ICPE) surveys. J. Methods Psychiatry Res. 2003, 12, 3–21. [CrossRef] [PubMed]
  4. Nemeroff, C.B. Prevalence and management of treatment-resistant depression. Clin. Psychiatry 2007, 68,

s17–s25.

  1. Khawam, E.; Laurence, G.; Malone, J.R.D. Side effects of antidepressants: An overview. Cleve Clin. J. Med.

2006, 73, 351–353. [CrossRef]

  1. Panahi, Y.; Badeli, R.; Karami, G.R.; Badeli, Z.; Sahebkar, A. A randomized controlled trial of 6-week Chlorella vulgaris supplementation in patients with major depressive disorder. Ther. Med. 2015, 23, 598–602. [CrossRef]
  2. Halliwell, B. Oxidative stress and neurodegeneration: Where are we now? Neurochem. 2006, 97, 1634–1658. [CrossRef]
  3. Valko, M.; Leibfritz, D.; Moncol, J.; Cronin, M.T.; Mazur, M.; Telser, J. Free radicals and antioxidants in normal physiological functions and human disease. J. Biochem. Cell Biol. 2007, 39, 44–84. [CrossRef]
  4. Vijayavel, K.; Anbuselvam, C.; Balasubramanian, M.P. Antioxidant effect of the marine algae Chlorella

vulgaris against naphthalene-induced oxidative stress in the albino rats. Mol. Cell Biochem. 2007, 303, 39–44. [CrossRef]

  1. Konishi, F.; Mitsuyama, M.; Okuda, M.; Tanaka, K.; Hasegawa, T.; Nomoto, K. Protective effect of an

acidic glycoprotein obtained from culture of Chlorella vulgaris against myelosuppression by 5-fluorouraci.

Cancer Immunol. Immunother. 1996, 42, 268–274. [CrossRef]

  1. De Souza Queiroz, J.; Barbosa, C.M.V.; da Rocha, M.; Bincoletto, C.; Paredes-Gamero, E.J.; de Souza Queiroz, M.L.; Neto, J.P. Chlorella vulgaris treatment ameliorates the suppressive effects of single and repeated stressors on hematopoiesis. Brain Behav. Immun. 2013, 29, 39–50. [CrossRef]
  2. Armario, A. The contribution of immediate early genes to the understanding of brain processing of stressors. In Immediate Early Genes in Sensory Processing Cognitive Performance and Neurological Disorders; Pinaud, R., Termere, L., Eds.; Springer: Berlin, Germany, 2006; pp. 199–221.
  3. Queiroz, J.S.; Blasco, I.M.; Gagliano, H.; Daviu, N.; Román, A.G.; Belda, X.; Carrasco, J.; Rocha, M.C.; Neto, J.P.; Armario, A. Chlorella vulgaris reduces the impact of stress on hypothalamic-pituitary-adrenal axis and brain c-fos expression. Psychoneuroendocrinology 2016, 65, 1–8. [CrossRef] [PubMed]
  4. Zheng, Y.; Inoue, Y.H.; Kohno, N.; Fujishima, M.; Okumura, E.; Sato, K. Phenethylamine in hot water extract of Chlorella pyrenoidosa expands lifespan of SOD1 mutant adults of Drosophila melanogaster at very low dose.
  5. Food Bioact. 2020, 9, 52–57. [CrossRef]
  6. Qiu, S.; Shen, Y.; Zhang, L.; Ma, B.; Amadu, A.A.; Ge, S. Antioxidant assessment of wastewater-cultivated

Chlorella sorokiniana in Drosophila melanogaster. Algal. Res. 2020, 46, 101795. [CrossRef]


Возможности хлореллы как пищевой добавки для укрепления здоровья человека
Onco.Rehab

<— Предыдущая статья

Следующая статья —>

оставьте комментарий
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*

Услуги

Сколько стоит Ваше здоровье?
115000 руб.
Минимальная стоимость
одного курса интегративного
сопровождения
х
1
количество
курсов лечения*
х
1
количество
месяцев
лечения
=
115000 руб.
месяцев 1
1 месяц
120 месяцев
возраст пациента
стадия заболевания
курсов 1
1 курс
74 курса
процент выживаемости составит:
интегративная онкология
100%
стандартная терапия
100%
* Рекомендуем проходить курс АЛФДТ:
первые 3 года — ежемесячно;
4-5 год — раз в 3 месяца:
с 6 года — раз в 2-6 месяцев в зависимости от возраста пациента.
Как попасть на лечение или обследование по ОМС
Мы принимаем пациентов из всех регионов РФ
Обратиться к лечащему врачу
Обратиться к лечащему врачу

Для того, чтобы попасть на консультацию/госпитализацию в ООО “Онкоклиника” Вам необходимо обратиться в поликлинику (онкологический диспансер) по месту жительства и получить направление (форма 057/у) с подписью лечащего врача и заверенное печатью лечебного учреждения.

Получить направление и выписку из медицинской карты
Перечень необходимых анализов и документов для получения лекарственных средств и лечения в ООО «Онкоклиника»
Анализы

1. ОАК, ОАМ (действительны 5 дней).
2. Биохимия крови: креатинин, мочевина, АЛТ, АСТ, общий белок, билирубин (действительны 14 дней).
3. ЭКГ с расшифровкой (действительно 1 месяц).

Документы

1. Оригиналы паспорта, полиса и СНИЛС.
2. Вся медицинская документация по заболеванию пациента (выписки, МРТ, КТ, ПЭТ-КТ, МСКТ, УЗИ и др. исследования), выписка из амбулаторной карты.
3. Заключение ВК с указанием рекомендованного препарата.
4. Направление по форме 057-у на госпитализацию в ООО «Онкоклиника».
Заполнить анкету пациента и
ЗАГРУЗИТЬ ДОКУМЕНТЫ НА САЙТЕ
Запись на прием
Заполните следующие данные
выберите файлы
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
Нажимая на кнопку «Отправить» я даю согласие на персональную ообработку данных.
Получить информацию о времени и дате записи в течение 72 часов

Администратор связывается с пациентами сразу после проведения консилиума врачей (каждый четверг), на котором рассматривается медицинская документация пациентов и принимается решение о необходимом лечении.

Что вы можете сделать прямо сейчас?
ОТПРАВЬТЕ НАМ ДОКУМЕНТЫ!
СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ:

Сеть клиник

Более 300 ПАЦИЕНТОВ
проходят лечение
в данный момент
ПАЦИЕНТЫ
- от Ирландии до Сахалина
- от Иордании до Ханты-Мансийского
автономного округа
Обратный звонок
Нажимая кнопку Вы даете свое согласие на
обработку персональных данных